Суд над минскими антифашистами. День седьмой

16 февраля продолжился суд над минскими антифашистами. Суд вел допрос свиделетей обвинения.

Свидетель Давидовский Денис Андреевич рассказал, что являлся фанатом ФК Партизан. В рамках фанатского движения были такие объединения, как Хеўра, Першакроў, HardBlow, New School Band.

Совместно участники этих групп ездили на игры, договорные драки. В группах были лидеры, они организовывали поездки на футбол, драки. Хеўра объединяла все эти фирмы. Среди лидеров может перечислить Илью Воловика, Дмитрия Янушко, Ковалевского Дмитрия. Они готовили атрибутику для этих групп, делали логотипы, кто именно разрабатывал дизайн он не знает. Также они организовывали турнир по боевым единоборствам «Не сдавайся» среди антифашистов, снимали спортзал, соревнования нигде не регистрировались. Также проводились тренировки в лесу между собой, иногда договорные, например, с фанатами из Бреста. Свидетель посещал спортивный клуб «Патриот», все обвиняемые тоже туда ходили. Илья занимался тренировками, помогал тренеру в его отсутствие. Фанатов объединял антифашизм. Это выражалось в атрибутике, взглядах, в стычках с фанатами, стоящих на других позициях, например, Торпедо, Динамо-Минск, они были носителями правых взглядов. Кто договаривался о таких стычках, он не знает. Давидовский сам входил в группу HardBlow. Чтобы отобрать туда людей, проводили спарринги, смотрели на физическую подготовку, присматривались. Воловик всем этим заправлял. В основном это были тренировки, собирались деньги на изготовление атрибутики. Члены должны были посещать тренировки и являться на сборы. Сам он участвовал в договорной драке с брестскими ребятами. Предложения поучаствовать поступали от Ильи Воловика. Он был организатором в HardBlow. В New School Band фигурировали Ковалевский и Янушко. При вступлении учитывались взгляды, больше это касалось фанатских убеждений. Антифашистом быть не заставляли. Существовала группа онлайн, где люди переписывались, обсуждали сборы. Кто был там модератором, неизвестно. Когда создавали эти группы свидетель не знает. Происходили разные стычки с другими фанатами — спонтанные до или после футбольных матчей или запланированные. Планировали эти стычки Янушко и Воловик.

В целом если бы не пришел на тренировки или сборы, то явных последствий не было. Некоторые люди пользовались авторитетом и уважением. Если им не подчиняться, возможно, могли бы отписать от этой группы, но никаких воздействий не применялось. Цеханович скорее всего тоже входил в HardBlow, т.к. являлся на сборы группы. Территориально эти группы не подразделялись. Начать ходить в клуб «Патриот» посоветовал брат свидетеля. Там познакомился с Воловиком, а еще раньше с Кравченко. С Янушко, Ковалевским, Ивановым познакомился как с посетителями клуба. С Григорием Поправко знаком, он тоже был в HardBlow, имел тесный контакт с Воловиком, активен в Перашакроў. О фанатских группах тоже узнал от брата. Сначала брат, а потом Кравченко рассказал о HardBlow, сказали есть группа фанатов. Решил стать участником, потому что были общие интересы — футбол, больше ничего, идеология в основном была схожая. Кто входил в HardBlow не знает, на 100% не был членом группы, не всегда мог являться на сборы. С этими ребятами было безопаснее ходить на футбол во избежание стычек с другими фанатами. В обязанности члена ничего не входило, принципы действия не получал, устава не было. Уже не помнит, как вошел в состав группы — сам или по приглашению. Никому не подчинялся, прислушивались к Янушко, Ковалевскому, Воловику. Инфу о сборах доносили разные люди, не обязательно они. Свидетель не пропагандировал идеи антифашизма, радикализма, анархизма, не слышал, чтобы другие это делали, в т.ч. Воловик. Цели посягательства на права и интересы граждан не было. Спонтанные стычки носили защитный характер. Другие фанаты несли правую идеологию — национализм и фашизм. Проявлялось это в атрибутике — видел кельтский крест на баннерах. Раньше зиговали, в последнее время нет. Кому давал деньги на атрибутику, не помнит.  Воловик входил в HardBlow и New School, т.к. у него была майка с лого New School. Кто там был руководителем, не знает. Напрямую Воловик не имеет отношения к Першакроу. В HardBlow входило человек 40.

29 июня 2014 года Давидовский встретился с Казаком Евгением, чтобы вместе ехать на футбол. Воловик по телефону сказал, где встретиться, сказал быть на машине. Давидовский взял машину у соседа. Всего на месте встречи было около 10 машин, Воловик сказал ему следовать за одной из машин. Сказали отключить телефон, но он не отключил. В машину к Давидовскому сели люди — Воловик, Казак и другие. Воловик сидел впереди на пассажирском сидении, Давидовский был водителем. Впереди следовала машина, в которой водителем был Клочко Александр. Масок и баллонов у пассажиров своей машины он не видел. По дороге где-то остановились, Воловик с кем-то переговорил, поехали дальше. С другими машинами связь держал Воловик. Возле остановки «Универсам» увидели группу людей, около 10 человек, все покинули мою машину, водитель остался сидеть. Случилась потасовка, кто кого бил, не знает, потому что все уже были в масках. Люди на остановке стали убегать. Видел, что Ковалевский и Янушко стали драться, крики слышал, но не разобрал, потом понял, что это дерутся с фанатами Торпедо. Свидетель объехал дом, и люди снова сели в машину, в основном те же пассажиры. По дороге увидели троллейбус, все вышли, а Давидовский стал разворачиваться, чтобы было удобно выехать. Потом увидел, что парень похожий на Кравченко снял рога у троллейбуса. Ударов по троллейбусу не видел, слышал как разбилось стекло. Пассажиры стали разбегаться, когда открылись двери. Фанаты МТЗ были около задней двери, возле авто никого не было. Где был Воловик, не знает. Распыления газа не видел, баллона ни у кого в машине не видел. Все прибежали обратно в машину, стали обсуждать. Говорили, что кто-то распылил баллон, это сделал Цеханович, Воловик сказал, что ничего страшного. Координировал ли Воловик действия Цехановича, не знает, он никому не говорил, что делать. Ковалевский Дима ехал в машине Тойота, где он был, не видел, казалось, на остановке, а не возле машины. Далее машины вернулись в Степянку. На следующий день Давидовского задержали по этому делу, и больше на связь с ним никто из фанатов не выходил. Был подозреваемым с момента задержания до приостановления дела.

(Допрос 1 июля 2014 года в качестве подозреваемого. Сказал, что в машине люди обсуждали и говорили, что у Воловика был баллон, но не знает, распылил он его или нет. Было 5 машин. Говорили, что стекло разбил парень по имени Вадим.

Допрос 11 января 2016 года в качестве свидетеля. В машину сели Казак, Воловик, Бойко. Как избивали на остановке, не видел, т.к. потерял из виду предыдущую машину и не видел, где она остановилась. Кто разбил окно не знает, кто-то сказал, что рога снял Артем Кравченко, парень по имени Вадим разбил окно, а у Воловика был баллон, но он его не использовал. Показания менял потому, что боялся, что фанаты МТЗ причинят ему физический вред. Придерживается показаний, данных на суде.

Допрос 29 сентября 2016 года. New School является более авторитетной групрой, ей подчиняются HardBlow и Першакроу. Воловик присматривал хороших спортсменов, неоднократно звал стать членом HardBlow. При вступлении выдавалась шапка и майка, изготавливал их Воловик или кто-то по его поручению. Дизайн делал Григорий Поправко, Першакроу создали по его идее, но решения о создании принимались New School. Существует жесткая иерархия и структура в группах. Барт управлял другой машиной. Понял, что телефоны попросили выключить в целях конспирации. На бегу все одевали маски. Увидел, что Ковалевский наносит удары на остановке. Парня на переходе избивали Янушко и Ковалевский, бил ли Иванов, не знает. Кто снял рога, не видел. В машину после инцидента прибежали Воловик, Казак, Цеханович и др. В машине обсуждали, что Кравченко снял рога, а Воловик сказал Цехановичу, что тоже распылил газ. На следующий день после инцидента свидетеля задержали. После того как его выпустили, с ним вышел на связь Воловик через Скайп, они встретились, Воловик говорил, что ничего не нужно говорить на допросах, ходить только с адвокатом. Свидетель ходил с адвокатом и отказывался от дачи показаний, а Воловик требовал чтобы ему предоставлялись копии протоколов допросов. Позднее, когда Воловика взяли под стражу, со свидетелем пыталась связаться мама Воловика, просила, чтобы он дал показания, якобы Воловик стоял у машины в драке не участвовал, дала номер адвоката, адвокат предложила встретиться и все обсудить, но свидетель не стал этого делать. Четкой структуры в группах фанатов не было.

Очная ставка с Воловиком 6 октября 2016 года. Воловик наносил удары на остановке, распылял газ, руководил акцией и группами. Воловик: считаю, что свидетель меня оговаривает, т.к. после освобождения приезжал ко мне на работу и рассказывал, что на него оказывал давление ГУБОП, уговаривают дать показания против меня и он очень боится. Давидовский: да, такой разговор был, но я не знаю, зачем это сказал, ГУБОП на меня не давил. Иванов рядом с Янушко не стоял и удары не наносил, когда били человека на переходе.)

Воловик на это сообщил, что Давидовский одолжил у него 400 долларов, долго не отдавал, встреч избегал, потом произошел этот инцидент, он снова обещал деньги отдать. Потом оказалось, что он одалживал много у кого, как потом оказалось, он стал торговать наркотиками и нужны были деньги. Воловик пришел к нему домой и разговаривал в присутствии отца, сказал, что презирает свидетеля за то, что он делает и не хочет его знать. Тот отдал часть денег. Позже Давидовский набил лого клуба и лого Хеўра у себя на ноге, за что ему предъявляли другие люди, а также за долги. Воловик считает, что после этого свидетель обозлился на него и резко поменял показания. После задержания он просил Воловика говорить, что он не выходил из машины, и сказал, что будет то же самое говорить про Воловика.

Далее допрашивали потерпевшую Козловскую Анастасию Васильевну. Она плохо помнит те события. Ехала в троллейбусе с ребенком. В какой-то момент туда зашли знакомые фанаты Торпедо. Подошли поздороваться. Вдруг троллейбус резко остановился, услышала шум, крики, отвернулась спиной к двери, чтобы защитить ребенка, поэтому нападающих не видела, что делали Торпедо. Ударов по троллейбусу не помнит, перцовый баллончик почувствовала, нос зачесался, она вышла через переднюю дверь. Звонила в скорую, но вызывала не себе, а парню из Торпедо, но потом ему стало лучше и он ушел. Следов крови не помнит. Ей и ребенку помощи не оказывали, милицию не вызывала. Претензий не имеет, просит строго не наказывать. Обвиняемые принесли ей свои извинения за необдуманный поступок.

Свидетель Давидовский Антон Андреевич. Был фанатом ФК Партизан с 2010 по 2015 годы. Из объединений фанатов знает HardBlow, New School, Першакроу, как образовались, не знаю. Цель — поддержка клуба. Организованы были по кругу общения. Входили в HardBlow все обвиняемые, кроме Бойко. Руководителя, правил, структуры не было. ФК МТЗ был антифашистским, но не нужно было бы антифашистом, чтобы в нем состоять. Взносы на поддержку клуба, стычки организовывались, но не знает кем. В одной он принимал участие — товарищеская драка с фанатами Руденска. Кто туда отбирал людей, не знает. Атрибутики не выдавалось, связанной с антифашизмом или анархизмом не было. Листовок никому не раздавали. 29 июня Антона на месте событий не было, брат потом рассказывал, что была стычка с фанатами Торпедо. Цеханович вроде общался с Першакроу. На сборах обсуждали посещение матчей и выезд в другие города. Паша Альшук предложил заниматься в зале, потом позвал в HardBlow, просто занимались вместе спортом, это был как кружок. Никому из граждан увечий не собирались наносить.

Свидетель Поправко Григорий Юрьевич. Является болельщиком ФК МТЗ с 2010 г. Он был сотрудником клуба — пресс-секретарем. К фанатам прямого отношения не имел. О группах фанатов слышал. Кто туда входил из обвиняемых не знает. Знаком с Воловиком, вместе тренировались. Воловик иногда заменял тренера. Атрибутику групп не видел. Идеологии не было, объединялись на основе любви к клубу. В стычках с другими фанатами не участвовал. О руководителях объединений не знает. 29 июня 2014 года решил пойти на матч. Встретились заранее с Шаровым Юрием, кто-то предложил подвезти. Других людей не видел. За рулем был человек по имени Александр. Говорили, что должен был состояться какой-то разговор с фанатами Торпедо. Кто организовывал это, не знаю. Других машин не видел. Остановились, увидели троллейбус и людей возле него, Поправко стало интересно посмотреть что там. Пробовал снимать на телефон, но не удалось, т.к. он был сломан. Милицию вызвать не сообразил. Маски и перчаток при себе не было. В толпе было человек 10-20. Знакомых среди них не увидел. Увидел брызги стекла, кто разбил не знает. Кто был в салоне не знает, возможно фанаты Торпедо. К троллейбусу не подходил, Шаров тоже стоял рядом. Про распыление газа не знает. Вдруг люди из толпы побежали в сторону свидетеля, запрыгнули в машины и поехали. Свидетель тоже сел в машину и поехал. На тот момент с Янушко и Ковалевским знакомы не были. В тот день Воловика не видел. Болельщики — неоднородная структура, не слышал, чтобы они что-то внедряли в общество. При Поправко никаких драк не было. Из обвиняемых никто не руководил действиями болельщиков на секторе. Баннера утверждала специальная комиссия. Что нарисовано на майках, никто не регистрировал. Символика и самоназвания — больше имиджевый ход, чем реальные организации. Принадлежал ли Воловик к какой-то группе, не знает. Иванов сообщил, что Поправко входил в HardBlow. Давидовский тоже сказал, что он один из лидеров HardBlow. Поправко это не подтверждает. Также несколько дней назад в ходе своего допроса Вадим Бойко заявлял, что ему давали прослушать записи, на которых звучали голоса Воловика и Поправко, которые его оговаривали.

Свидетель Шаров Юрий Петрович, фанат МТЗ в 2010-2013 гг. Знает о фанатских объединениях, он созданы для поддержки клуба Партизан. Фанаты — носители антифашистских взглядов, но у людей были разные предпочтения. Атрибутика антифашизма не продавалась. Были «старшие», которые всем заправляли. Не знает, кто из обвиняемых куда входил. Сам входил в HardBlow. Там старших не было, решали все коллективно. Входили Давидовский Денис, Казак Евгений. Атрибутики не было, взносов тоже. Встреч с другими фанатами не было. Слышал, что другие клубы придерживаются фашистских взглядов. В стычках участия не принимал. 29 июня 2014 г. кто-то написал сообщение, сказали надо собраться погонять фанатов Торпедо, но не бить, а просто покричать на них. На месте были Давидовский Денис, Воловик, Кравченко. Кто это организовал, не знает. Вроде хотели сорвать поездку на матч Торпедо. Собралось около 40 человек, было 5 машин. Водители между собой перезванивались. С Шаровым ехал Клочко (водитель), Поправко и два незнакомца. Машина ехала посередине. Машины остановились, увидели фанатов Торпедо, те стали убегать. У Шарова была маска, он хотел закрыть лицо, чтобы потом его не узнали фанаты Торпедо. Маску взял сам. Баллона у него не было. Насилие к фанатам Торпедо не применяли. Вернулись в машины, бежал ли Поправко, не знает. Потом увидели троллейбус, все вышли из машины, встали на остановке, машина стояла на стороне где троллейбус. Где были остальные пассажиры, не помнит. Начали кричать, хлопать руками по троллейбусу, увидели фанатов Торпедо внутри. Кричали, чтобы водитель открыл двери. Показалось, что стекло выбили изнутри. Кто-то распылил баллон, тоже подумал, что это Торпедо. Ударов ни от кого не видел. Пассажиры стали выбегать, кашлять, а толпа вернулась по машинам, что обсуждали не помнит. Милиция задержала его на след. день, там уже ему сказали, кто и что делал. Поправко и Клочко не входили ни в какие группы. Лидерских качеств не проявляли. 1-2 свидетель ездил на выездную драку. Кто приглашал людей в HardBlow он не знает. Никаких поручений ему не давали. Идеи никакие HardBlow не пропагандировал. Шаров с ребятами (Давидовский Денис, Казак, «Кныш») сами создали HardBlow, решили так себя назвать, просто вместе тренировались. Воловик никуда вступить не предлагал. Слышал, что Поправко входил в HardBlow. Воловика около троллейбуса не видел.

Свидетель Асадулаев Тахир Алиевич болел за Партизан в 2009-2014 гг. Названия групп слышал, но нигде не состоял. Кто создал не знает, созданы они с целью материальной и организационной помощи клубу Партизан.  Входил в New School Band. Чтобы туда войти, нужно было посещать матчи. Есть майка МТЗ-РИПО New School. О взглядах в группе не знает. Сам придерживает умеренных взглядов. Лидера не было. Входили Янушко, Ковалевский, Бойко. Взносы не платили. С Воловиком познакомились на матче. Куда входили остальные обвиняемые, не знает. 1 раз принимал участие в договорной драке в Смоленске. Кто ее организовал, не знает. Ехали туда на маршрутке. Присутствовали Бойко, Янушко, Ковалевский. New School не пропагандирует никаких идей. 29 июня 2014 года Ковалевский предложил вместе поехать на матч, попросил взять с собой еще кого-то. Согласился Кравченко. На месте было много машин, присутствовали Юра «Компот», Казак, Давидовский Денис, Поправко Григорий, а также все обвиняемые. В машине с Асадулаевым ехали Кравченко, Осипенко, Троеня Андрей. Мобильные выключать не просили. Эта машина ехала последней. На одной остановке увидели группу парней, понял, что это Торпедо, их было 15, фанатов МТЗ — 20. Драки не видел, все побежали за убегающими. Сам был без маски. Потом вернулись по машинам. Заметили в троллейбусе фанатов Торпедо. Фанаты МТЗ выбежали на остановку в количестве 10 человек, кто снял токоприемники, разбивал окно, распылял раз — не видел, слышал от других. Кто стоял возле свидетеля, не помнит. Вернулись в машины, Кравченко рассказал, что снял рога, а Цеханович распылил газ — это со слухов. Этой акцией никто не руководил, свидетелю никто не указывал, что делать.

Следующий свидетель является фанатом, входил в HardBlow. Вступил сам, никто не приглашал. Состояли Юра Компот, Казак Евгений, Атрем Кравченко. Бойко и Воловик — не знакомы. Идеологии не было. О драках не знает, взносы не платил. Фанаты придерживались антифашистских взглядов. 29 июня 2014 г. встретился с Тахиром, Артемом, они сказали, что едем на футбол, и должен состояться какой-то разговор с фанатами Торпедо. Причины разговора не знает. Всего на месте сбора было 30-40 человек. Никто этим сбором не руководил. Сел в машину с Кравченко и Асадулаевым. Асадулаев сообщал, куда ехать, созванивался с другими машинами. Подъехали к какой-то остановке, там случилась потасовка. В том районе живут фанаты Торпедо. Побежали их догонять, ударов не видел. Масок, перчаток, баллонов в машине не было. Сели обратно, потом увидели троллейбус с фанатами Торпедо. Их машины вышли все, кроме водителя. Кто бил стекло, кто снимал рога, не знает. Кто распылил газ — не знает, видел лишь облако. Ударов не было. Кравченко в машине сказал, что снял рога. По слухам Бойко разбил стекло. С 2012 года в HardBlow не состоит.

2 thoughts to “Суд над минскими антифашистами. День седьмой”

  1. «Также ранее Бойко заявлял, что ему давали прослушать записи допроса Поправко, где тот его оговаривал.»
    — Бойко давали стенограмму читать,а не аудиозапись. И это не материалы из дела, а неизвестно каким путём полученная информация, ибо на допросе таких вопросов не задавали.
    И когда ранее он оговаривал Бойко, уточните информацию, ибо вчера Поправко не давал вообще, либо давал отрицательные показания касаемые Бойко.

    1. Показания, которые он давал вчера, записаны выше. Бойко указывал в день своего допроса на суде https://abc-belarus.org/?p=7301
      По нашей информации, там он четко говорил, что именно слышал голоса Поправко и Воловика на записи. Тогда Иванов у него еще уточнил, те ли это стенограммы, которые приобщены к делу, Бойко ответил, что другие.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *