Репрессии против крымских активистов: политический контекст. Кто такой Александр Кольченко?

kolchenko6Предыстория

Крым (полуостров в Черном море) с 1921 года был частью сначала  РСФСР, потом УССР (с 1954 года), входивших в состав СССР. После распада  СССР в 1991 году территория Крыма осталась в составе нового независимого  государства Украина. При этом на территории полуострова по договору с  Украиной все последние годы оставался контингент российских войск,  обслуживающих корабли Военно-морского флота России. В марте 2014 года РФ  произвела фактическую аннексию Крыма, воспользовавшись нахождением  российских войск на его территории и дестабилизацией ситуации на  Украине, вызванной протестами на Майдане. Население Крыма в значительной  степени поддержало аннексию, поскольку опасалось прихода к власти в  Киеве националистически ориентированных политиков.

11 марта 2014 года Верховный Совет Автономной Республики Крым и  Севастопольский городской совет приняли декларацию о независимости  Автономной Республики Крым и города Севастополя. 16 марта состоялся  референдум по вопросу о статусе полуострова, где 96% принявших участие в  голосовании высказались за присоединение к России. Легитимность  проведения референдума может быть поставлена под сомнение, поскольку  проводился он в ситуации нагнетания страха со стороны российской  пропагандисткой машины. В тоже время очевидно, что симпатии большинства  населения Крыма оказались в тот момент на стороне России.

18 марта 2014 года был подписан договор о вхождении Республики Крым и  города Севастополя в состав Российской Федерации на правах субъектов  Российской Федерации. Украина и подавляющее большинство стран-членов ООН  не признают ни отделение Крыма от Украины, ни его вхождение в состав  России. У ряда жителей Крыма (крымских татар, прежде всего, но не  только) аннексия вызвала резкое неприятие, но российские власти сделали  все возможное, чтобы уговорить или запугать противников присоединения, и  массовых протестов в Крыму не было.

Дело Кольченко-Сенцова: суть обвинения

Согласно пресс-релизу ФСБ, Олег Сенцов, Геннадий Афанасьев, Алексей  Чирний, Александр Кольченко обвиняются по ч. 2 ст. 205  (террористический акт), ч. 2 ст. 205.4 (организация  террористического сообщества и участие в нем), ч. 3 ст. 222  (незаконный оборот оружия) УК РФ, осуществивших в  составе террористического сообщества приготовление к совершению  террористического акта — взрывов в ночь с 8 на 9 мая 2014 года  самодельных взрывных устройств возле мемориала Вечного  огня и памятника В.И.Ленину в г. Симферополе, а также поджогов  офисов общественной организации «Русская община  Крыма» и представительства партии «Единая  Россия» в г. Симферополе 14 и 18 апреля 2014 года  соответственно.

ФСБ сообщает, что в ходе обысков по местам проживания соучастников преступлений обнаружены и изъяты взрывчатые вещества,  огнестрельное оружие, боеприпасы, канистры с зажигательной смесью,  строительные каски (подобные использовались при беспорядках на  Майдане), респираторы, противогазы, баллоны с  краской (аэрозоль), националистическая атрибутика и др.   Основной целью преступной деятельности группы являлось совершение  диверсионно-террористических актов в городах Симферополь, Ялта и  Севастополь, а в последующем уничтожение ряда объектов  жизнедеятельности, железнодорожных мостов, линий  электропередач.

Еще одной важной составляющей обвинения является причастность  обвиняемых к ультраправому движению «Правый сектор»,  возникшему как неформальное объединение правых во время протестов в  Киеве осенью-зимой 2013 года и не имеющему членства и четкой структуры.

Ст. 205, ч.2 УК РФ предполагает максимальный срок из перечисленных: лишение свободы на срок от десяти до двадцати лет.

Обстоятельства дела и комментарии к обвинению

Все обвиняемые были задержаны в Крыму в период с 9 по 16 мая, после  ряда допросов доставлены в Москву и помещены в СИЗО ФСБ  Лефортово.

Олег Сенцов полностью отказывается от дачи показаний, несмотря на  то, что после задержания 11 мая 2014 года сотрудники ФСБ избивали его и  угрожали изнасилованием. Александр Кольченко признает, что был на месте  событий при поджоге одного из указанных офисов, но не признает своей  вины в совершении террористического акта и участии в террористическом  сообществе. Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний полностью признают свою  вину и отказываются от поддержки независимых адвокатов. На всех  обвиняемых оказывалось психологическое давление, это очевидно даже из  тех ТВ-кадров задержания Чирния, на которых он под давлением фсбэшного  корреспондента говорит то, что тот хочет услышать. Никаких подробностей о  ходе следствия и предъявляемых обвинениях общественность узнать не  может, так как ФСБ потребовало от адвокатов дать подписку о  неразглашении материалов дела.

Формулировка статьи 205 УК РФ «Террористический  акт» такова: совершение взрыва, поджога или иных  действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека,  причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных  тяжких последствий, в целях дестабилизации деятельности органов власти  или международных организаций либо воздействия на принятие ими решений, а  также угроза совершения указанных действий в тех же целях.

Что же произошло в Симферополе 14 и 18 апреля 2014 года?

Поджоги двух указанных офисов действительно имели место, что  зафиксировано сообщениями в СМИ, при этом серьезного ущерба зданиям и  помещениям не было нанесено ни в том, ни в другом случае: пожары были  быстро потушены. Люди не пострадали и не могли пострадать, так как ночью  никого в этих зданиях не было. То есть, не было ни устрашения, ни  опасности гибели людей. Обычно такого рода события квалифицируются в  России как нанесение ущерба имуществу, хулиганство или вандализм. «Единая Россия» и «Русская община  Крыма» не являются органами власти, никаких политических  заявлений после этих поджогов никто не сделал, никаких требований не  выдвинул. То есть, никакого отношения эти события к дестабилизации деятельности органов власти или  воздействия на принятие ими решений не имеют.

Обвинение в планах подрыва мемориала Вечного  огня звучит абсурдно, так как этот мемориал для большинства  населения Крыма символизирует победу СССР над фашистской Германией и  память о погибших, что означает бессмысленность такого рода акций, они никем не были бы одобрены. Что касается планов уничтожения ряда объектов  жизнедеятельности, железнодорожных мостов, линий  электропередач, стоит отметить, что данные действия совершены не были и сведения о них могли быть получены путем давления на задержанных для квалификации дела по статье «Террористический акт».

Из всех обвиняемых только об Алексее Чирнии можно сказать, что он  симпатизировал националистам и «Правому сектору»  (насколько можно судить по его аккаунтам в соцсетях; его реальная  причастность к каким-либо движениям достоверно неизвестна). Остальные не имели к этому движению никакого отношения:  об этом говорят все их друзья и родственники. Более того, Александр  Кольченко — антифашист, не раз выступавший против  националистических движений в Крыму. Судя по всему, обвиняемые были  незнакомы или мало знакомы друг с другом, иначе невозможно объяснить  причастность националиста и антифашиста к одним и тем же событиям.

То есть, предъявленные обвинения ни в коей мере не соответствуют  сути событий, и их можно объяснить только политической ангажированностью  следствия.

Политический контекст

Для российских властей история о присоединении Крыма стала важной  частью пропагандистской кампании, нацеленной на рост патриотизма и  повышения рейтингов первых лиц страны. В России Крым воспринимается  значительной частью граждан как территория с преимущественно русским  населением, которая несправедливо была передана Украине. В тоже время,  все 22 года с момента развала СССР, никто всерьез не требовал вхождения  Крыма в состав Российской Федерации. Но когда власти РФ,  воспользовавшись моментом, произвели удачную аннексию Крыма, прошедшую  без кровопролития, это было встречено многими в России как небывалый  успех российских властей против враждебной  («фашистской») Украины. Российские власти настаивали  на том, что все население Крыма поддерживает присоединение. Поэтому  любые политические протесты в республике воспринимаются как серьезная  угроза, особенно на фоне нежелания международного сообщества признать  факт присоединения легитимным.

Именно этим мы объясняем желание ФСБ раскрыть террористическое сообщество: это удобная возможность заключить под  стражу одних активистов и послать сигнал другим — каждый, кто осмелится протестовать, может оказаться на их  месте. Политический характер дела Кольченко-Сенцова доказывает и то, что  ФСБ ведет вокруг него активную пропагандистскую кампанию: формирует  атмосферу страха перед фашистскими организациями, дотянувшими свои руки и  до российского теперь Крыма. Молодые люди фактически объявлены  преступниками в СМИ, при том, что их вина еще не доказана следствием и  не признана судом.

Парадоксальная ситуация сложилась вокруг гражданства обвиняемых.  Кольченко и Сенцов продолжают считать себя гражданами Украины, поскольку  они не отказывались от этого гражданства и не обращались за получением  гражданства России. Консульство Украины уже несколько раз обращалось к  российским властям с просьбой предоставить его сотрудникам возможность  посетить обвиняемых в СИЗО. Но российские власти утверждают, что жителям  Крыма была предоставлена возможность в течение месяца отказаться от  гражданства России. И если обвиняемые этого не сделали, они  автоматически стали гражданами России. Соответственно, с точки зрения  российских властей, никакие положения об иностранцах на территории РФ на  Кольченко и Сенцова не распространяются.

Кто такой Александр Кольченко

Александр Кольченко — 24 года, анархист и антифашист, участник  студенческих и экологических кампаний в Крыму. Окончил колледж по  специальности «менеджер по туризму», работал грузчиком  на почте и полиграфии. Будучи студентом, участвовал в кампании против  платного образования и был активным участником профсоюза «Студенческое  действие», а также помогал наемным работникам защищать свои права,  поддерживал протесты работников Крымтроллейбус.  Неоднократно подвергался нападениям ультраправых боевиков.

Кто такой Олег Сенцов

Олег Сенцов — 36 лет, режиссер, автор малобюджетного фильма  «Гамер», побывавшего на нескольких артхаусных  фестивалях. Отец двоих детей. Проукраинский активист, участник акций  «За единую Украину» и движения  «Автомайдан». Движение «Автомайдан» возникло осенью 2013 года как помощь автомобилистов участникам  протестного движения на Майдане. В марте-апреле 2014 года, после  присоединения Крыма к России, помогал украинским военным, которые не  хотели менять свою присягу на российскую, покинуть Крым, вывезти свои  семьи. «Автомайдан» никак не связан с движением  «Правый сектор».

Остальные обвиняемые

Геннадий Афанасьев, 23 года, выпускник юридического факультета, и  Алексей Чирний, 33 года, преподаватель военной истории, сотрудничают со  следствием и отказываются от поддержки.

Чем можно помочь

  1. Вы можете принять участие в Неделе действий в поддержку Кольченко  или выразить свой протест действиям российских властей в  другое время.
  2. Вы можете помочь собрать средства на оплату услуг адвоката и передачи в СИЗО путем перевода средств на счета АЧК-Москва или счет в «Приват Банке» 4149 4377 2802 1666 для жителей Украины
  3. Вы можете поддержать заключенных морально, написав им письмо. Адрес для писем Кольченко:
    111020, Москва, Лефортовский Вал, дом 5, п/я 201, Кольченко Александру Александровичу, 1989 г.р. 
    В письмо можно вложить чистый конверт для ответа, если вы хотите его  получить. Не забывайте: обычный конверт подразумевает, что вес  письма не будет более 20 гр. Если вы собираетесь отправить больше, чем 2  листа бумаги формата А4 и 1-2 конвертов, вам необходимо взвесить письмо  на почте и наклеить на него дополнительные марки, если его вес будет  больше 20 гр.

Ссылки на наиболее содержательные материалы в СМИ

  1. Передача на «Эхо Москвы», посвященная Сенцову
  2. ОВД-инфо о деле Кольченко и остальных
  3. «Крымское дело» в New Times
  4. Обращение «Киносоюза» к ФСБ
  5. Обращение журнала «Сеанс»
  6. Интервью адвоката Сенцова Одесскому кинофестивалю
  7. Письмо 19 режиссеров
  8. О «Правом секторе»
  9. Заявление Amnesty International

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *