Игорь Харченко: «Как я могу состоять в том, чего нет?»

harchenko2Очередное – одиннадцатое — заседание по делу Игоря Харченко в Замоскворецком суде началось с традиционным опозданием. В этот раз в зале едва хватило мест – явились одновременно восемь свидетелей защиты, а также друзья Харченко, пришедшие поддержать его в суде. Также было заметно усиление со стороны приставов – их было в два раза больше, в зал пускали строго по одному, у журналистов требовали предъявить удостоверение.

Такой ажиотаж был вызван, вероятно, явкой последнего свидетеля обвинения – Алексея Сутуги, на чей допрос так рассчитывал суд.  Напомню, Сутуга является подозреваемым по другому делу – о драке в клубе «Воздух» («Новая» подробно писала об этом деле – прим. Н.П.). Больше года он провел в СИЗО и был отпущен на свободу под залог 21 июня. Сторона обвинения настаивала на его допросе в судебном следствии, дважды суд инициировал его доставку из Бутырки. 18 июня Сутугу  даже доставили в суд, но заседание было отменено. После того, как его выпустили, суд не знал, где его искать и куда присылать повестки.  А он взял и сам пришел.

 Напомню, Игоря Харченко обвиняют в том, что он в составе организованной группы неустановленных лиц 4 июля 2010 года напал на двух националистов, совершил хулиганство и нанес им тяжкие телесные повреждения. Потерпевшие по делу сразу после нападения никого опознать не смогли, а через два года (! – прим.авт.) нашли в интернете фотографии, на которых опознали нападавших. По их версии, это были Игорь Харченко и Денис Солопов. Потом, правда, выяснилось, что Солопова в тот момент не было в стране – ФСБ подтвердили подлинность отметок о выезде в загранпаспорте. С него обвинения были сняты. Харченко в момент драки выступал на сцене в клубе, он музыкант. Однако, его арестовали, 7 июля будет ровно два года, как он находится в СИЗО Бутырка. И полгода длится суд.

Свидетель Сутуга рассказал суду, что лично познакомился с Игорем Харченко лишь около месяца назад, когда их вместе привезли из Бутырки на судебное заседание (которое не состоялось). Раньше он знал, что есть такой музыкант, Харченко, исполняет песни в стиле рэп, читал о нем на различных ультраправых сайтах, где националисты писали о том, что надо его убрать и вывешивали фотографии. «Сообщения были грубые, с матерными словами и угрозами», — рассказал свидетель.

— Вы имеете отношение к движению антифа? – спросила прокурор Зотова. – Я придерживаюсь антифашистских взглядов, но нигде не состою, — ответил Алексей Сутуга. – Вы состояли  в антифа? – не унималась прокурор. – Нет! Как можно состоять в том, чего нет?

Судья Ковалевская уточнила, зачем свидетель посещал националистические сайты. «Потому что там вывешивали и мои фотографии, с моим именем и фамилией, словами, что я антифашист и меня надо убить», — был ответ.

Прокурор Зотова ходатайствовала об оглашении показаний, данных свидетелем на предварительном следствии в апреле 2012 года. Расхождение обнаружилось в волнующем вопросе об  антифа:  в показаниях Сутуга говорит, что до 2009 года состоял в движении. Свидетель пояснил, что вероятно, следователь Кочергин, который вел допрос, неправильно записал его ответ, ведь «невозможно состоять в том, чего нет». – Что значит «нет»? – настаивала судья. – Если это движение, оно должно быть оформлено юридически, организаторы, основатели, лидеры, члены. У людей с антифашистскими взглядами никаких организаций нет, — объяснил свидетель.

По существу драки с националистами 4 июля 2010 года и участия в ней Харченко Алексей Сутуга ничего сообщить суду не мог и был отпущен.

Это был последний аргумент обвинения,  следом сразу же начались допросы свидетелей защиты.

Свидетель Линиченко, бармен в одном из московских ресторанов и по совместительству вокалист хип-хоп группы, рассказал, что был на концерте 4 июля в клубе 1Rock. Приехал специально на выступление группы, где поет Харченко. Лично с ним не знаком. Первые три песни Харченко пел в маске, «сценический образ такой», затем снял.  После выступления он видел Харченко у бара и у сцены,  после концерта из клуба долго не выпускала зрителей, около 23 часов все ушли. Примерно через год в социальных сетях увидел объявление, что адвокат ищет посетителей концерта, так как Игоря Харченко обвинили в участии в драке возле клуба. Он позвонил по указанному номеру и рассказал, что видел 4 июля 2010 года. Прокурора заинтересовало, почему свидетель так хорошо запомнил, что Харченко был одет, по его словам, в светлый балахон, хотя Линиченко пояснил, что после концерта видел фотографии, и даже если бы забыл, вспомнил еще раз именно светлый балахон. – Вы состоите в движениях ? – традиционно спросила судья. – Нет, не состою, — ответил свидетель. – Ну, в быту вы придерживаетесь каких-нибудь взглядов? – Нет, фашисты-антифашисты, мне все равно. Я музыку слушаю.

Свидетель Гаджиев, предприниматель с актерским образованием, также лично с подсудимым Харченко не знаком. На концерт 4 июля 2010 года он пришел с подругой. Работает звукорежиссером, музыка в стиле хип-хоп ему интересна с профессиональной точки зрения. В концерте принимали участие четыре группы, во второй группе пел «парень подсудимый», Гаджиев запомнил его, потому что «яркий, татуировки на руках, а потом, когда маску снял, в которой пел,  – и на шее». Свидетель также увидел объявление о поиске свидетелей. – Где вы увидели объявление? – спросила судья Ковалевская. – В Интернете! – Ну а где в Интернете, он же большой, вот как вы просто открыли Интернет и сразу нашли?- судья начала терять терпение, но актера было сложно переиграть. – Вконтакте, есть сайт такой. – И что, вы сразу увидели номер и позвонили? – Кому? Ольге? – Это я вас спрашиваю, кому вы звонили! – Я Ольге позвонил, это подруга моя. А потом адвокату, по номеру в объявлении. – Свидетель продолжал тонко троллить судью. – А кто разместил это объявление? – Ну может, вы войдете в Интернет и посмотрите?

На этом терпение судьи, как и ее рабочий день, закончились. Допросы остальных свидетелей продолжатся 9 июля.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *