Письмо Игоря Олиневича. Декабрь 2011

…Переписываюсь только с родителями и еще парой-тройкой друзей. На остальные письма не отвечаю, а то как граммофон заклинивший, по 10 раз одно и то же писать времени жалко. К тому же, родным и друзьям больше внимания хочется уделить. Вообще, так получилось, что среди россиян гораздо больше товарищей оказалось — иду в ногу с интеграционными процессами 🙂
…Быт свой я свел к еженедельному ритуалу: три дня спорт, по выходным пару фильмов смотрю, еженедельный перечень газет, журналов пару в месяц и книги как семечки лузгаю. Ну и там игры какие, плюс письмецо. Основная задача — прочитать набор художественной литературы по списку. Затем художественная пойдет фоново, займусь психологией и продолжу обучаться рисованию. Также особенно размышляю при чтении «Популярной механики», думаю, в каких инженерных проектах мог бы поучаствовать сам. Мне очень важно держать пульс на научно-технической и ИТ-сферах, мозг работает на перспективу и за этим будущее. Я уже понимаю, что «на дядю» вряд ли смогу работать. С одной стороны, судимость подкосила мой профессиональный рост, с другой стороны,  опыт последнего года заставил патологически ненавидеть начальников всех мастей. Не представляю, как смогу подчиняться распоряжениям на воле. Это вообще характерная черта для экс-зэков.
…Интересные процессы в мире происходят. Рыночный капитализм столкнулся с исчерпанием обеих своих моделей — и либеральной, и социальной. Ни правые, ни левые не могут придать устойчивости устойчивому развитию. Дожились, что Европе на погашение долгов денег скорее всего даст… Китай! Логика конкуренции неизбежно ведет к доминированию финансового капитала, а он, в свою очередь, к кредитной игле и долговой яме. Похоже, что даже в Америке люди все больше это осознают. В мусульманских странах система более устойчивая: там банки дают кредит под часть прибыли, в противном случае кредит прогорает, таким образом банки завязаны только на прибыли предприятий. В Японии вроде тоже такая система.

Политики уже начали свои игры, вон Обама солидаризируется с «Захвати Уолл-стрит». Так, лишний повод бюрократам надавить на финансистов. По идее, это движение должно поспособствовать всяким кооперативным начинаниям, прямо по Прудону. В свое время прудонисты затевали Народный банк безвозмездного кредита.

Хотя все это убегает на второй план по сравнению с Евразийским Союзом. Это вилы. Быстро и четко. Теперь ясно, на что была ставка весной. Добро пожаловать в имперские времена. Осталось только подождать год-другой, пока не приватизируют основные активы. Тогда подровняют нас по российской гребенке (благо, отличий уже меньше, чем раньше, благодаря Медвепуту), и наступит эпоха застоя на лет 10 со скатыванием в пропасть.

Письмо Игоря Олиневича родителям Николая Дедка

Публикуем письмо анархиста Игоря Олиневича, осужденного на 8 лет лишения свободы в колонии усиленного режима, адресованного родителям Николая Дедка, который также отбывает наказание в 4.5 года лишения свободы. 5 октября их, а  также Александра Францкевича признали политическими заключенными.

Стоит отметить, что за последний месяц от Игоря родителям пришло только несколько писем, звонил он только 1 раз. Также ему разрешили свидание с родителями длительностью только 1 сутки, хотя по закону свидания могут предоставляться до 3 дней.

«Благодарю вас за поздравления с днем рождения. Но еще больше благодарю за поддержку моих родителей, ведь они гораздо больше, чем я нуждаются в поддержке. Считаю, что переживать за находящегося в трудной ситуации человека тяжелее, чем переносить эти самые трудности. Помню, начальник «американки» со сладострастием описывал свой подход к психологическому истязанию и особенно акцентировал внимание на том, что гораздо сильнее давит воображение о происходящем с другими во время «пресса», чем сам «пресс». Так и с родителями получается. Могу уверить, что страшен лишь шок первых дней, затем, если есть сила духа, черт становится не так страшен, как о нем принято думать. Тем более, что пока мы живем не во времена ГУЛАГа и советских психлечебниц, жить и развиваться можно и тут. Я с давних пор и хорошо знаю Колю и со стопроцентной уверенностью могу сказать, что к выпавшим испытаниям он был готов и обернет их себе на благо. А то, что своим поведением мы вдохновили еще кого-то, является лучшей наградой. Когда его арестовали, я понял как мелки наши дурацкие разногласия в прошлом и жалел, что в тот миг не был рядом с ним. И пока я был в «бегах» и пока сидел в тюрьме, не переставал думать о нем. Во многих я сомневался, не без того, но только не в Коле. И хоть в суде, в клетке особо пообщаться не удалось, мы с полуслова поняли друг друга. Время (годы, а может и месяцы) уже не властно над ситуацией, мы все равно победили и это останется с нами, со всеми нами, на всю жизнь. И то, что Коле досталась самая лучшая девушка из наших кругов, совсем не случайно – он ее заслужил. И они достойны друг друга. Поверьте, ей тоже в застенках пришлось делать выбор, и она выбрала правильное решение. С такой можно и на всю жизнь. Еще раз благодарю. Верим, можем, победим!»

Анархисты Солигорска рассказывают о расследовании атаки на опорный пункт милиции в городе шахтёров

Из почты редакции

С 18 по 23 мая включительно в суде Заводского района г. Минска назначено рассмотрение «дела анархистов», включающего несколько эпизодов акций прямого действия, проведёнными анархистами в период 2009-2010 г. Среди этих эпизодов судом будет рассматриваться атака на опорный пункт милиции в Солигорске, прошедшая 9 марта 2010г. В этот день в ходе акции против милицейского беспредела анархисты выбили окна в отделении милиции. Следующим днём в Интернете был выложен пресс-релиз о данном нападении от имени анархистов. В нём указывалось, что данная акция проведена в знак протеста против незаконных действий сотрудников местной милиции. В частности, анархисты указывали на трагический случай, когда ровно год назад местная правозащитница Яна Полякова покончила жизнь самоубийством. Причиной самоубийства Яны послужило несправедливое решение прокураторы, приговорившей её к двум с половиной годам лишения свободы за якобы ложный донос. Яна хотела добиться наказания милиционеров, которые неоднократно избивали её. Нападавшие на участок милиции в Солигорске указывали людям в погонах, что их повседневная деятельность расходится с нравственными обязательствами перед обществом. После акции о возбуждении уголовного дела по факту нападения на опорный пункт милиции на протяжении пяти месяцев не сообщалось. Сейчас же после массовых репрессий белорусских анархистов, начавшихся в сентябре 2010 г. по данному нападению в качестве обвиняемых привлечены два человека, один объявлен в розыск.

Двое из обвиняемых являются уроженцами нашего города, ещё один, Александр Францкевич, находящийся с 3 сентября и по сей день в заключении уроженец г. Новополоцка. Эпизод с нападением на опорный пункт милиции в Солигорске объединён в одно уголовное дело с ещё шестью эпизодами акций прямого действия, прошедших в Минске. Напомним, что в Солигорске параллельно Минску утром третьего сентября 2010 г. были проведены облавы на квартирах анархистов и представителей молодёжных субкультур. В ходе обысков у активистов изымалась компьютерная техника, печатные материалы с анархистским и протестным содержанием. Молодых людей допрашивали о причастности к нападению на опорный пункт милиции, а также интересовались их связями с минскими анархистами, расспрашивали о деятельности анархистских групп в городе. 3 сентября комитетчики посетили одну из квартир молодого человека, который был на виду у правонарушительных органов. В течение двух часов сотрудники КГБ выжали из него информацию касательно других анархистов города. Спустя выходные комитетчики наведались с обыском по месту прописки ещё одного активиста. Сотрудник КГБ проник в квартиру активиста под предлогом выяснения обстоятельств, связанных с ограблениями банкоматов в Солигорске полугодичной давности. Также уже в Минске ещё несколько солигорчан — студентов столичных вузов были вызваны на допросы в отделы ГУБОП и КГБ. После милицейских рейдов стало известно, что один из молодых людей признался в нападении на милицейский участок в Солигорске 9 марта, он также назвал имена ещё двух товарищей, которым впоследствии были выдвинуты обвинения. Как только у КГБ оказались данные сведения, комитетчики прибегли к внеочередным допросам и психологическому давлению на близких родственников анархистов. Это напоминало цепную реакцию, не знающую пределов морали. Комитетчики наведывались на рабочие места активистов и даже в деревни к пожилым людям, внуками которых являлись анархисты. В общей сложности, по предоставленным нам сведениям, через беседы с сотрудниками КГБ в Солигорске прошли порядка двадцати человек. Во многих случаях во время бесед комитетчики прибегали к оскорблениям и угрозам в адрес допрашиваемых. Под давлением часть молодых людей выдавали сотрудникам пароли от собственной электронной почты, в том числе зарегистрированных на активистских серверах. На представителей молодёжных субкультур сотрудниками КГБ заведены папки со сведениями об их личностях, местах жительства и пр. информацией. Обыски на квартирах проходили без составления протоколов, некоторые из изъятых вещей до сих пор не возвращены гражданам. В ходе расследования нападения следствием в Солигорск из ИВС Окрестина г.Минска был перевезён социальный активист Александр Францкевич, уроженец г. Новополоцка, который находился в минском ИВС по подозрению в нападении на российское посольство, поджоге банка, и нападении на здание ФПБ. Во время содержания Францкевича в Солигорске Саше было отказано в принятии передач продуктов и пр. вещей с воли, Францкевич пробыл здесь три дня. После чего стало известно, что Сашу привозили в Солигорск для следственного эксперимента, в ходе которого он признался, что был очевидцем нападения на опорный пункт милиции. Александр Францкевич по-прежнему находится в заключении в СИЗО №1 г. Минска, молодой человек, давший показания о причастности Саши к этому эпизоду и также являющийся обвиняемым по статье ст. 339.2 (Хулиганство) находится на свободе. Они дожидаются суда. Ещё один обвиняемый анархист до сих пор разыскивается спецслужбами государства. На минувшей неделе солигорскому антифашисту пришла повестка явиться в суд Заводского р-на белоруской столицы в качестве свидетеля по уголовным делам, возбуждённым против минских анархистов Николая Дедка и Игоря Олиневича. Подлинность данной повестки ставится под сомнение по причине того, что привлечённый как свидетель товарищ не знаком с Николаем и Игорем, а также он не мог быть свидетелем тех эпизодов, по которым пытаются обвинить Дедка и Олиневича, так как эти акции проходили в иной местности а именно в г. Минске за 130 км от Солигорска, фактического пребывания товарища. Как видно из хода следствия, путём психологического прессинга и шантажа сотрудниками КГБ и ГУБОП, был сделан упор на создание удобной платформы с привлечением информаторов, провокаторов и доверенных свидетелей, способных давать нужные следствию свидетельства. Это подтверждает тот факт, что при расследовании политических дел с участием анархистов доказательства вины были скомпрометированы следствием и спустя лишь полгода переданы в суд. Мы не принимаем во внимание результаты судебных экспертиз, которые проведены людьми, работающими в интересах власти и оберегающих их. В связи с чем мы считаем действия КГБ, ГУБОП и весь следственный процесс неправомерными! Мы осуждаем систематические репрессии против анархистской молодёжи! Мы обвиняем государство, прислуживающий бизнес и прессу, всех тех, кто скрывает социальное насилие, которое они творят! Мы требуем свободы всем политическим заключённым антигосударственного сопротивления!

Анархисты Солигорска

*Координационная сеть по защите репрессированных в Солигорске: abcsoligorsk@riseup.net