Политзаключенный Игорь Олиневич о «деле белорусских анархистов» и правосудии

28 ноября 2011 года прошел ровно год с того момента, когда белорусский анархист Игорь Олиневич был похищен в Москве спецслужбами и незаконно вывезен на территорию Беларуси. Попытки найти пропавшего Игоря в Москве и добиться расследования этой истории ни к чему не привели. Как рассказывал в последствии Игорь, более суток он провел в наручниках, без еды, под постоянным прессингом сотрудников КГБ, которые даже общаться в его присутствии не хотели – переписывались смс-ками. Задержание Игоря в итоге было оформлено в материалах дела как состоявшееся якобы на территории Могилевской области, уже на территории Беларуси.

29 ноября 2010 года Игорь был помещен в тюрьму КГБ в Минске, называемую в народе «Американка», где пробыл до весны 2011-го, подвергался пыткам и избиениям вместе с другими политзеками. В мае Игорь был приговорен к 8 годам колонии строгого режима за участие в политических акциях анархистов.

Несколько дней назад на свидании с Олиневичем побывала его мама – Валентина Олиневич. Мы публикуем пересказ того, что ей рассказал Игорь во время свидания.

О «деле белорусских анархистов» и правосудии

Игорь передает большое спасибо всем тем, кто поддержал его и других товарищей в трудный час, в том числе, еще до ареста. Он удивлен и обрадован теми многочисленными письмами и открытками, которые он получил за последний год. В заключении письма хотя бы немного компенсируют тот недостаток общения с близкими по духу людьми, старыми друзьями, который там неизбежно возникает.

На своем опыте он убедился, что рассчитывать на соблюдение конституционных законов в нашей стране, ни в коем случае нельзя. Карательные органы руководствуются некими собственными внутренними усмотрениями, кто виноват, и как нужно поступать. В угоду этими усмотрениям власть готова пренебречь людьми, законами. Это – ее основной принцип функционирования. Сохраняется лишь видимость соблюдения правовых процедур. Если власть чувствует угрозу или корыстный интерес, то даже эта видимость становится иллюзорной. Арестовать, сфабриковать дело и посадить человека ничего практически не стоит. Это хорошо становится видно, когда человек оказался в тюрьме и получил обширный доступ к информации об общей практике следственных органов.

Уголовные дела по 19 декабря ярко свидетельствуют, что власть готова на откровенный беспредел даже в условиях максимально пристального внимания общественности в Беларуси и на западе. Такими же методами власть расправляется  со всеми неугодными; коррупция, экономика, криминал – не важно. Фабрикуют дела на одних показаниях и — вперед, на нары.

Игорь считает, что дело не в радикальных акциях, а в любых протестных мероприятиях, которые власть расценивает как подрывные. Конкретный пример – манифестация у Генштаба. Ее признали хулиганским действием и по ней выдали реальные тюремные сроки, причем дымовая шашка не явилась чем-то определяющим. Теперь нет никакой уверенности, что за какое-нибудь граффити не будет возбуждено уголовное дело по хулиганке или даже повреждению имущества. Что уж говорить о серьезных вещах вроде забастовки. Вся деятельность активистов проходит под занесенным серпом уголовного преследования.

Система

Знакомство Игоря с судебно-следственной системой показывает, что наиболее выгодная модель  поведения: для обвиняемого – отказ от дачи показаний, для свидетелей – «не помню, затрудняюсь ответить». Показания всегда можно дать в суде уже после всех прочих показаний. Таким образом, остается пространство для маневра. Даже отрицательные показания на предварительном следствии – это опора следователю, чтобы сфабриковать дело. Он может подобрать или сфальсифицировать улики так, чтобы показания обвиняемого казались неправдоподобными. Именно поэтому сотрудники милиции, следователи так давят особенно в первые дни задержания. Даже если у следствия собрано достаточно много информации, без протокола эти знания ничего не значат. Пусть штрафуют, дают административные наказания, пусть даже дадут арест на пару месяцев – это все лучше, чем получить конкретный срок или способствовать посадке кого-либо еще. Если прессуют, можно требовать: «Не принуждайте к даче заведомо ложных показаний». Это умерит их пыл, они будут больше опасаться проверки и подумают дважды.

Исправить ошибки потом как правило уже нельзя. В суде по «делу анархистов» все присутствующие стали свидетелями того, что даже массовый отказ от ранее данных показаний ничего не дал. Суд квалифицирует полученные свидетельства как хочет, а хочет он известно как: как хочет прокуратура.

Безопасность

Игорь считает, что уровень информационной безопасности в движении не так уж плох. По крайней мере, по сравнению с оппозицией. Ее читали как открытую книгу. В «деле анархистов» критической информацией оказалась та, что добыли традиционно, благодаря человеческому фактору – ошибкам запуганных людей на допросах и предательству.

Ключевое, это — мобильная связь. Через историю звонков оперативные работники раскручивают весь клубок социальных связей. По телефону определяются не только связи, но и физическое местоположение активистов, вплоть до дома. Один единственный звонок или включение телефона могут дорого обойтись. В качестве примера  можно привести Веткина, который, как оказалось, включал телефон в самые неподходящие моменты.

Игорь советует, пользуясь Интернетом, не забывать про IP – использовать анонимайзер  не только при доступе к специфическим сайтам, но и при важных запросах в поисковиках. Лучше всего вообще разделить доступ в сеть на бытовой и политический. Для политического можно выделить отдельный нетбук/планшет с подключением Wi-Fi или других вариантов для беспроводного доступа. Это позволит перестраховаться и обеспечит мобильность средств коммуникации в политической активности. После возникновения опасности ареста или обыска необходимо затереть любые следы на компьютерах, флэшках, винчестерах при помощи программ низкоуровневого форматирования, например Elasek.

Отпечатки пальцев – это прошлый век. Сейчас улики собирают по ДНК, данные о которой можно получить из слюны, выделений потовых желез, эпителия (кожные клетки), не говоря уже о крови и волосах. В деле исследовались предметы с мест акций: окурки, бутылки, стекла, зажигалки. Даже случайный волос или плевок может оказаться источником информации. Мало того, оказывается, и воздух из помещения тоже берут на анализ, ведь пот испаряется.

В самом ближайшем будущем, плавно перетекающем в настоящее, людям придется столкнуться с куда более серьезными вызовами. С ростом значения социальных сетей и интерактивного Интернета, в целом, все активнее развиваются программы автоматизированного сбора данных. Параллельно, огромного успеха достигли программы по распознаванию лица человека. Так, эти программы могут по случайным кадрам с камер видеонаблюдения найти человека по фотографиям в открытом доступе, например, тех же социальных сетях. С учетом резкого увеличения количества и качества городских видеокамер наблюдения (плюс оперативная съемка) перспективы выглядят следующими: в скором времени полицейские системы слежения и анализа будут способны с высокой долей вероятности выдавать поименный список участников массовых акций с полным профилем на каждого. Паспортные данные, социальные связи, места встреч, маршруты передвижения, аккаунты в сети, интересы и т.д. Уже существуют компании, специализирующиеся на создании профилей соискателей вакансий при трудоустройстве в корпорациях. И это уже не футуристический сюжет.

Личный выбор

Игорь предупреждает, что хотя все хотят кем-то стать, чего-то добиться на личном поприще, вся жизнь политического активиста может перевернуться в один момент. Перспективы тюрьмы всегда рядом. Если такой момент настанет – не сокрушайтесь. Теряя одно, приобретете иные вещи и ценный опыт. В тюрьме жизнь не заканчивается, она течет по-другому. Рано или поздно срок закончится, и впереди будут новые возможности и планы, о которых, быть может, без тюрьмы никто бы не узнал. Жалеть не о чем, надо стремиться вперед, без всяких компромиссов.

Адрес для писем Игорю: 211445, Беларусь, Витебская область, г. Новополоцк, Техническая ул, 8, ИУ “ИК-10”, отряд 12, бригада 120, Олиневичу Игорю Владимировичу

Источник

2 Комментарии “Политзаключенный Игорь Олиневич о «деле белорусских анархистов» и правосудии

  1. Привет, товарищи!

    У меня к вам есть два предложения:
    1. Создайте анимационную кнопку вашего сайта, шо бы другие её могли вешать на своих анархо-ресурсах.
    2. Добавьте раздел «гостевая» или «обратная связь», шо бы можно было нормально оставлять свои пожелания и рекомендации. А то в комментариях это делать не удобно. 🙂

  2. Salvo, скоро сделаем кнопки и баннера.
    А обратиться к нам всегда можно по мылу. Подумаем про гостевую.

    Спасибо за предложения!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.