Последнее слово осужденного на 10 лет азербайджанского анархиста

26 октября в Азербайджане по сфабрикованному делу был осужден по сфабрикованному делу анархист Гияс Ибрахим (Гиясаддин Ибрахимов) – его приговорили к 10 годам заключения. Это случилось после того, как 10 мая в Баку вместе со своим товарищем Мамедовым Гияс нарисовал граффити на постаменте памятника бывшему президенту страны Гейдару Алиеву: «Qul bayramınız mübarək!» (Поздравляем с праздником рабов!) и «F…k the system!». В этот день в Азербайджане как раз отмечается Праздник Цветов, приуроченный ко дню рождения политика. После этого у двух активистов прошли обыски, в ходе которых им подкинули несколько килограмм героина. Мы публикуем последнее слово Гияса Ибрахима в суде.

«У меня отобрали текст с последним словом. Но ничего страшного, я же писал его сам, поэтому смогу произнести. Не собираюсь защищаться по выдвинутым против меня обвинениям (в хранении наркотиков – прим. ред.). Дело против меня было сфабриковано плохо, даже если бы оно было сфабриковано хорошо, я все равно смог бы оправдать себя. Все – честные и бесчестные люди, все присутствующие здесь, и даже вы прекрасно знаете, что причина, по которой я здесь та, что я выступил против этой ужасной системы. Я не нарушил ни одного писаного закона. Я нарушил неписанный закон, по которому они пытаются остаться у власти, называют ложь правдой, а неверное верным. Можно остаться на свободе, нарушив писаные законы. Но такое невозможно, нарушив неписаные – быть совестливыми, такими как журналисты, пишущие правду, политики-оппозиционеры, блогеры и активисты, выражающие позицию. Я тоже попал в эти ряды. Но нас осуждают по писаным законам.

Лет через семь ситуация наверное ухудшится, и это хорошо, потому что нас — узников совести, будут судить не по ложным обвинениям, а за то, что мы на самом деле совершили. Сейчас я стою, перед, в кавычках, справедливым судом. То, что я написал лозунги на памятнике, превратившимся в культ системы, восприняли как оскорбление умершего человека. Мы не хотели оскорбить умершего, а увидели в памятнике символ культа личности и выступили против этого. То, что нам прибавят наказание за это — не имеет никакого значения.

Говорить нам: «Зачем вы это сделали» — просто смешно. Начальник изолятора сказал, что народ нас линчует. По его словам получается, что мы должны благодарить государство и полицию за то, что нас арестовали. Это напоминает мне фразу: «Как хорошо, что нас бьют и объедают эти. Другие били и ели бы больше». Начальник полиции думает, что заставляя нас подметать двор, он унизил нас. Это существо не понимает, что нас унижает то, когда улицы подметают старые женщины, когда прилипшие к креслу, говорящие «закон это я» и подчиняющиеся им волокут по земле матерей шехидов, когда наемные разбойники с больным разумом входят в Нардаран, где убивают и сажают таких же как нас людей только за то, что они требовали свои права» (Нардаран – бакинский поселок, в котором в декабре 2015 года была проведена широкомасштабная операция, в ходе которой были убиты местные жители и арестованы, в целом, 45 жителей поселка – прим. ред.)

В это время судья Сеидов прервал Гияса: «Говори по существу, тебя Нардаран не касается», на что тот ответил: «Касается. Если бы все было по закону, меня бы здесь не было».

— Сеидов: «А где бы ты был?»

— Ибрагимов: «Когда выйду победителем, покажу».

Гияс продолжил речь: «Когда мы это поняли, то решили быть с теми, кто, не побоявшись быть арестованными, говорил правду. Вот уже несколько лет молодежь, журналисты подвергаются арестам за правду. Но эти аресты не дали эффекта, и сегодня я здесь. Наш арест тоже никого не напугает. Пока есть честные люди, они будут говорить правду».

Судья вновь прервал подсудимого, призвав его говорить по существу, на что тот резко возразил, сказав, что никто не может прервать его последнего слова, и продолжил: «В СИЗО нам сказали, что мы бросили себя в колодец. Да, так и есть. Но для того, чтобы забрать воду, которая смоет эту грязь. Поэтому я здесь и не умоляю вас об оправдании. Все узники совести, входя в эти двери, оставляют надежду. Как в произведении Данте «Божественная комедия» они проходят все круги ада. Но это не ад, а временные трудности, место отдыха. Мы не боимся трудностей. Я бы сказал, что мы идем туда с радостью. Потому что это – вера в свободу.

Моя мать, давая показания, сказала, что ее речь – это стон о справедливости для ее сына. Но я советую ей и другим матерям таких как мы не ждать справедливости, а радоваться за нас».

Судья вновь перебил Гияса словами: «Чего ты просишь у нас?». Гияс: «Вынося приговор, проявите инициативу. Прокурор попросил для меня 9 лет из 12 максимальных, и сейчас, наверное, сожалеет. Честно говоря, я радуюсь его сожалению. Проявите инициативу. Спасибо!»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.