Skip to main content

Литва: Суд над активисткой движения в защиту иммигрантов

В Литве идет суд над 24-летней студенткой-историком Викторией Колбешниковой, которую обвиняют в расклейке наклеек с протестом против антииммигрантской политики государства и призывом к солидарности с беженцами и иммигрантами.

Она и 3 других человек были засняты видеокамерами в ночь на 16 февраля 2015 года в Каунасе. Надписи на наклейках гласили: «Сожгите Руклу, депортируйте правительство, иммигранты — добро пожаловать!»

Кто-то из очевидцев вызвал полицию, которая немедленно сорвала наклейки и начала уголовное расследование. Двое человек были опознаны, включая Викторию, которая вынуждена была прервать изучение истории в Вильнюсском университете после официального выдвижения обвинения в ее адрес.

Парадоксально, но Виктории предъявлено обвинение в… публичном призыве к дискриминации, насилию и физическому уничтожению национальных и социальных групп. В июне она уже требовала снять это обвинение, заявляя, что она, напротив, протестовала против плохого обращения с иммигрантами и беженцами, в том числе размещенными в Рукле. Однако прокурор довел дело до суда, объявив, что студентка подстрекала к насилию.

Условия пребывания беженцев, размещенных в Рукле, неблагоприятные. Они должны провести в этой отдаленной деревне год, изучая литовский язык, проходя обучение и занимаясь поисками работы. Рукла окружена лесами; по соседству находится военная база, звуки которой доносятся до беженцев, напоминая им о войне, от которой те бежали. Работу на месте найти почти невозможно. Выплачиваемое пособие в 71 евро в месяц позволяет жить только в нищете, а уехать куда-то искать работу беженцы не могут. Некоторые из них ощущают себя все более и более изолированными, и в центре царит депрессия. «Рукла — то, что она есть. Мертвая зона. Когда вы туда попадаете, у вас пропадает воля отправиться еще куда-нибудь, потому что идти некуда», — жаловался один из обитателей еще в 2013 году.

Характерно, что условия в Рукле еще сравнительно сносные, по сравнению с тем, как обращаются с добивающимися убежища и не имеющими документов мигрантами в Пабраде, центре регистрации иностранцев. Он управляется пограничниками и также расположен вблизи военного полигона, причем крупнейшего в стране. Центр известен тяжелой психологической атмосферой и напряженными отношениями между охранниками и заключенными, причем дело доходит до насилия. Были сообщения, что охранники называют обитателей не по именам, а по номерам, или просто «nelegalai» («нелегал»).

Участники акции протеста стремились привлечь внимание к обращению с мигрантами и беженцами. Дата была выбрана не случайно. 16 февраля в Литве отмечается День независимости, и в этот день улицы Каунаса привлекают неонацистские марши со стилизованной свастикой, националистическими песнями и расистскими речами. Наклейки были расклеены вдоль обычного маршрута этих маршей, в ответ на антиммигрантские лозунги.

Тем не менее, прокурор, ссылаясь на экспертов по лингвистике, уверяет, что Виктория и ее друзья призывали к насилию над беженцами в Рукле. Эксперты утверждают также, что текст содержал потенциальный призыв к нанесению ущерба военным частям, размещенным в Рукле. Защита представила 5 независимых экспертных оценок в качестве иной интерпретации текста, пояснив, что он первоначально был сочинен в Австралии как политический лозунг, критикующий практику организации лагерей для иммигрантов. Третье заседание суда намечено на конец февраля.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.