Новости из тюрем за октябрь 2014

 

Игорь Олиневич в день рождения оказался в карцере. В целом он провел там 30 дней подряд якобы за отказ убирать тюремные туалеты. После освобождения ему разрешили краткое свидание с родителями, которые рассказали, что держится он хорошо, настроение боевое. Он намерен обжаловать незаконное назначение наказания.

Сумма долга, значившаяся за Дмитрием Званько наконец-то погашена. Несмотря на это вопрос амнистии пока ещё не рассматривался. В свободное время он занимается спортом, читает книжки и учит английский язык. Также ему передали большую передачу.

Дмитрий Стешенко, отбывая наказание в ИУОТ, живет в общежитии казарменного типа (на 110 человек) и работает сварщиком. Зарплата там совсем небольшая, но на продукты хватает. После работы его и всех остальных запирают в их бараках до утра. Условия в лагере он считает «в принципе нормальными». Особых проблем не возникало, нарушений режима тоже. В своё свободное время Дмитрий проводит в тренажерном зале, за чтением книг (из последнего Тони О’Нил — Генерал красной армии ) и в интернете. Каждые выходные к нему приезжают друзья и девушка. С учетом проведенного времени в СИЗО до суда, амнистии, которая сократила срок на 1 год, и уже 4 месяцами проведенными в лагере, до конца срока остался 1 год и 10 месяцев. В январе возможна замена наказания на ещё более мягкое.

Артем Прокопенко давно не звонил и не писал родителям. «Недели две нет от него новостей», – говорит мать политзаключенного Виолетта Прокопенко. Она предполагает, что его сына могут перевести в другую колонию. Сейчас Артем Прокопенко находиться в Могилевской колонии № 15. Сюда после трехлетнего тюремного заключения должен быть переведен другой фигурант «бобруйского дела» Евгений Васькович. «Подельники не могут находиться в одной колонии, поэтому моего сына могут перевести в другое место», – предполагает Виолетта Прокопенко.

Евгений Васькович, как сообщает его мать, пока находится в Могилевской тюрьме. На днях от политзаключенного пришло письмо, которое было отправлено оттуда. «Следующее письмо, как написал мой сын, скорее всего, он уже отправит из колонии», – говорит Рушания Васькович.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.