Все эти места и испытания это хорошая проверка нашей воли и наших убеждений.

Артем Соловей, осужденный на 5 лет лишения свободы по “делу промня”, прислал больше письмо. Приводим некоторые отрывки на разные темы.

О письмах и переписках :

Вообще с письмами была беда. Писать их мне было довольно тяжело, какое-то непреодолимое внутреннее сопротивление не позволяло что-то писать и не давало думать. Так что первые ответы давались мне с большим трудом. Потом письма стали ходить еще реже. Перевод из камеры в камеру, шум, шум от телевизора, духота и прочие раздражители стали мешать еще больше отвечать. Сосредотачиваться и писать. Но больше всего меня тормозило два фактор. Первый это цензура. Меня крайне возмущает что переписку будет читать еще кто то, кроме адресатов. Особенно, если это менты. Бесит подвергать свои мысли самоцензуре. До сих пор не могу с этим смириться. Очень тяжело писать не то, что думаю, а что пропустят, пытаться писать острые моменты как то завуалированно.
Второй фактор – то, что письма не доходят. Исчезают. Мне и так было тяжело писать, отнимало много сил, а мысль о том, что это письмо просто полетит в мусорку просто добивала. Со временем я переосмыслил этот момент и сейчас отношусь к нему проще.

О камерах в которых сидел :

Мест 24. Площадь примерно квадратов 25, вместе с туалетом. Среднее наполнение (человек 20). Трех ярусные шконки(кровати). Стол на 4 человека. Небольшой пяточок перед дверью, примерно квадрата 3, по которому можно походить или размяться. При одном условии : когда там нет людей, что бывает в общем то довольно редко, в основном с утра, когда все спят еще. А еще у нас нет окна, просто решетка. Пол деревянный, что круто. Находится камера в подвале, поэтому верхний уровень окна это уровень земли. Эту часть корпуса называют “Шанхай”, из описания я думаю понятно почему его так называют.
Самая большая проблема это все таки воздух. Вернее его недостаток. 24 человека в таком объеме очень быстро сжигают кислород. Еще одна причина почему окно не очень-то и нужно. Вентиляция не работает от слова совсем.
Прошлой камерой, в которой сидел, была соседняя, она практически такая же, только на 18 человек. Перекинули меня из неё просто так. Говорят у них тут такие заскоки, когда людей переводят из камеры в камеру, пытаясь усложнить жизнь человеку.
Перед этим был я в камере, которую можно назвать полной противоположностью. Если не учитывать решетки на окнах, то можно сказать, что это была комната в не самом плохом общежитии. 4 места, шкаф-купе, стол с табуретками, розетки, которые не отключаются на ночь. Ну и самое главное туалет и душ в отдельной комнате с горячей водой. Поначалу был еще и холодильник.
Ну и самое первое, где я сидел на Володарке, был карцер номер 4. Просидел там я 20 дней. Один.

О репрессиях и ментовском беспределе :

Попав сюда, я долго удивлялся и поражался историям людей, которые сюда попали, хотя и считал, что знал что у нас в стране творится беззаконие. Если честно, то я был поражен всем этим и сейчас даже не знаю с чего начать. Истории как садят детей и родственников, чтобы человек был сговорчивее. Истории как садят людей, чтобы отомстить кому-то, до кого они не могут дотянуться. Истории как на людей вешают любые другие придуманные статьи, когда понимают, что не могу сшить хоть сколько нибудь правдаподобное дело. Истории как человек совершил какую-то мелочь, а на него стараются повесить еще кучу дел и много чего ещё, что сейчас я не вспомню. Всё это реальность, а не ментовские сериалы. И всё это не политические дела. Кажется, что губопик пытают людей только по политике, но это не так. Им нет особо разницы кого избивать до полусмерти. Беспредел творится повсеместно и системно. Вот основной вывод этого рассказа. И я еще больше убедился, что вся эта дичь существовать не должна.

Насмотревшись на весь этот беспредел, убеждения мои только укрепились, мотивация делать что нибудь, чтобы положить конец всему этому стало еще больше. Жаль только возможностей здесь маловато. Они думают что нас этим “исправят” или запугают. Как бы не так!

О своем насторении :

Кажется я еще не писал про настроение. Вопрос довольно сложный, в котором я и сам не могу до конца разобраться до сих пор. Спросив меня в каждый момент времени: “как настроение?”, я бы ответил: “Да в общем-то нормально”. Но оглядываясь назад, я каждый раз понимаю что мое прошлое состояние было хуже текущего.

О книгах, которые прочитал и хочет прочитать :

Прочитал я тут меньше, чем хотелось бы, сложно всё-таки в шуме читать. Прочитал здесь Эриха Фрома “Искусство любить”. Почему-то до сих пор не прочитал его “Бегство от свободы”, так что хотелось бы и её. А по возможности и другие его книги.
Конечно хочется почитать чего-нибудь технического. Смысла в этом не особо много, но хоть навыки может теряться будут не так быстро. Linux, InfoSee, криптография и прочее.
В остальном по художке всё не так уж плохо в местной библиотеке. Надеюсь также на ваши советы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.