Обзор репрессий против анархистов и антифашистов в Беларуси в 2021 году

В 2021 году АЧК-Беларусь столкнулся с невиданным прежде количеством репрессий. Нельзя сказать, что это было неожиданным. Как раз этого мы и ожидали после протестов 2020 года. Но разве от этого легче?

Разница с предыдущими волнами репрессий в том, что масштабные репрессии против анархистов и антифашистов проходят одновременно с ещё более масштабным нападением государства на активистов политических партий, оппозиционных движений, общественных организаций и даже “цивилов”, которые включились в общественно-политическую деятельность на волне 2020 года или просто написали один-два комментария в интернете.

Уголовное преследование

В прошедшем году для всех в РБ (не только для анархистов) стало невероятно трудно получить какую-либо информацию о политических уголовных делах, так как большинство адвокатов находится под подпиской о неразглашении, попасть на суд также трудно и сопряжено с риском для свободы и здоровья, а наиболее резонансные процессы ещё и закрывают для публики.

Большинство уголовных дел началось ещё в 2020 году, а в 2021 году по ним были оглашены приговоры либо дела прирастали новыми фигурантами и новыми статьями УК для старых фигурантов.

19 февраля 2021 года анархист Иван Красовский был осужден в суде Советского района г. Минска (судья Марина Фёдорова) на 3 года ограничения свободы с направлением в ИУОТ (исправительное учреждение открытого типа, в народе – “химия”) по статье 293 ч.2 — участие в массовых беспорядках. Изначально он был задержан 12 августа 2020 года на железнодорожном вокзале в Минске. После жестоких избиений сотрудниками ГУБОПиКа и ОМОНа оказался в больнице. Из-за травм различной тяжести оказался в инвалидной коляске на две недели. Иван подал в следственный комитет заявление о пытках, за что и подвергся уголовному преследованию. 24 сентября 2020 года его задержали уже по уголовному делу. После приговора он был отпущен из зала суда домой, чтобы ждать направления на “химию”, но не стал испытывать судьбу и выехал из Беларуси.

Владислав Зеневич, антифашист из Минска, был задержан 30 ноября 2020 года по ст. 342 УК РБ (грубое нарушение общественного порядка). Ранее Влада задерживали на марше 1 ноября, сильно избили, на следующий день присудили штраф в 30 базовых величин. Также в его квартире был проведен обыск. 23 февраля 2021 года осужден (судья Марина Запасник) на 3 года ограничения свободы с направлением в ИУОТ. 3 июня 2021 года направлен на “химию” (ИУОТ №24 в Гродно).

Адрес для писем: 230025, г. Гродно, ул. Лидская 29б, комната 32, Зеневич Владислав Владимирович.

Антифашист, музыкант из Гродно Игорь Банцер был задержан 20 октября 2020 года. Ему предъявили обвинения по ч.1 ст. 339 (хулиганство) за перфоманс перед ментовской тачкой (он культурно поиздевался над ментами, танцуя перед ними в одних стрингах). 19 марта 2021 года судья Наталья Козел осудила Игоря на 1,5 года ограничения свободы с направлением. С 5 по 19 марта Игорь держал сухую(!) голодовку, чем, похоже, и объяснялся относительно “мягкий” приговор. С 17 июня он отбывал наказание, причём провел почти половину срока в штрафном изоляторе. Также часть срока Игорь провёл в СИЗО, поскольку администрация ИУОТ безуспешно пыталась в судебном порядке перевести его для отбытия оставшегося срока в колонию. 17 декабря 2021 г. Игорь освободился после отбытия срока.

25 сентября 2020 года были задержаны антифашисты и фанаты футбольного клуба “МТЗ-РИПО” Денис Болтуть и Тимур Пипия, а 26 сентября – Виталий Шишлов и Тамаз Пипия.

Денису Болтутю, Виталию Шишлову и Тимуру Пипии было предъявлено обвинение по части 2 ст. 293 УК РБ (участие в массовых беспорядках), ст. 342 ч. 1 (организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них), ст. 364 (насилие или угроза насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел). Тамазу Пипии было предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 293.

Нажмите, чтобы прочитать подробное изложение версии обвинения

По версии обвинения, все четверо фигурантов дела приняли участие в “массовых беспорядках” вечером 10 августа 2020 года в районе станции метро “Пушкинская”. Якобы они находились на перекрёстке проспекта Пушкина и улицы Притыцкого в Минске в тот вечер с 21:20 до 23:10. Никаких конкретных примеров “погромов”, “насилия над личностью” и “вооружённого сопротивления представителям власти при исполнении ими служебных обязанностей по охране общественного порядка” обвинение не привело, кроме того, что Виталий Шишлов якобы произвёл “не менее одного” броска предметом то ли в спецтранспорт полиции, то ли в самих псов режима.

Вечером 23 сентября 2020 года Тимур Пипия, Виталий Шишлов и Денис Болтуть якобы приняли активное участие в “групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок” (в этот день в Минске проходили бурные протесты против инаугурации Лукашенко). По версии прокурора, с 18:10 до 20:40 они находились в районе Немиги, где хлопали в ладони и скандировали лозунги.

С 20:40 23 сентября по 1:30 24 сентября они же будто бы находились на перекрёстке улицы Плеханова и проспекта Рокоссовского в районе Серебрянка, где выходили на проезжую часть и блокировали движение транспорта.

По версии обвинения, между 22:00 и 22:15 Тимур Пипия, Болтуть, Шишлов и другие участники митинга подошли к автомобилю, стоявшему у перекрёстка. В машине были сотрудники Ленинского РУУС Зеленевский и Карабанов (вероятно, изменённые фамилии), которые были в гражданском, но при исполнении. Пипия и Болтуть “продемонстрировали угрозу применения насилия”, а Шишлов распылил в салон автомобиля слезоточивый газ. Легавые ретировались.

Кроме того, Тимур Пипия был осуждён 27 марта 2020 года по ст. 174 УК за уклонение от содержания ребёнка к общественным работам, но многократно уклонялся от отбытия наказания. Обвинение квалифицировало это по ст. 419 УК (“уклонение от отбытия наказания в виде общественных работ”).

7 мая 2021 года в суде Московского района г. Минска начался судебный процесс над Денисом Болтутем, Виталием Шишловым, Тамазом Пипия и Тимуром Пипия.

На суде Денис Болтуть свою вину не признал ни по одному из предьявленных обвинений. Виталий Шишлов признал вину по статьям 342.1 и 364 частично, а по ст. 293.2 не признал. Тимур Пипия не признал вину по статьям 293.2 и 364, по 342.1 и 419 признал полностью. Тамаз Пипия вину не признал.

Во время процесса Виталий Шишлов озвучил подробности записи “признательного” видео под пытками. 26 сентября 2020 года его задержали на даче у знакомых, около 14 часов в дом ворвались 8 человек в бронежилетах, масках, шлемах и с оружием. Приказали стать на колени и завести руки за голову, надели наручники и залили перцовый газ из баллончика в лицо. После этого начали наносить удары по корпусу, рукам и ногам. Дальше вывели во двор и окунули головой в бочку с водой, затем бросили в микроавтобус и продолжили избивать уже там. Вывезли в лесополосу, там продолжали избивать, после чего потребовали признаться на видеокамеру в совершении преступления и продиктовали заготовленный текст. Если что-либо шло не так, его избивали и переснимали дубль.

Тимур Пипия противоречия в показаниях в суде и на предварительном следствии (допрос в ГУБОПе без адвоката сразу после задержания) объяснил пытками. После задержания его положили лицом в пол микроавтобуса, по пути били руками и электрошокером в течении двух часов, говорили что нужно будет говорить, а если откажется, то следующие несколько часов пытки повторятся. Оперативный опрос 6 января также проходил под давлением. Сотрудник напоминал Тимуру что на свободе осталась его сестра и она может оказаться в тюрьме.

Тамаз Пипия перед допросом в суде заявил, что после задержания семь часов “катался в неизвестных местах, после чего сказал то, что надо было сказать” ГУБОПиКу. Признал, что оговорил других людей, и ему за это очень стыдно. В последующем, когда появился адвокат, Тамаз отказывался от дачи показаний. В массовых беспорядках участия не принимал.

2 июля судья Светлана Бондаренко вынесла приговор, назначив в наказание именно те сроки, которые запрашивал прокурор Роман Бизюк: Денису Болтутю и Виталию Шишлову — 6 лет лишения свободы с отбыванием в колонии усиленного режима; Тимуру Пипия — 6 лет, 3 месяца и 2 дня лишения свободы с отбыванием в колонии усиленного режима; Тамазу Пипия — 5 лет лишения свободы с отбыванием в колонии усиленного режима.

В конце сентября прошёл суд по рассмотрению жалобы на приговор Тимуру и Тамазу Пипиям, Денису Болтутю и Виталию Шишлову. Сроки оставили без изменений всем, кроме Тимура — из приговора убрали ст. 419 (уклонение от отбытия наказания) и сократили срок на 1 месяц. Итоговые сроки: Тимур Пипия – 6 лет, 2 месяца, 2 дня; Тамаз Пипия – 5 лет; Виталий Шишлов и Денис Болтуть – по 6 лет лишения свободы.

Все четверо фигурантов дела были этапированы в колонии. Адреса для писем:

213800, г. Бобруйск, ул. Сикорского 1, ИК №2, Денису Викторовичу Болтутю

211322, Витебская область, г.п. Витьба, ИК №3, Виталию Вячеславовичу Шишлову

213105, г. Могилёв, п/о Вейно, Славгородское шоссе 183, ИК №15, Тимуру Важевичу Пипии

211440, г. Новополоцк, ул. Техническая 8, ИК №1, Тамазу Важевичу Пипии

Николай Дедок (также использует беларусский вариант имени – Микола), беларусский анархист и блоггер, был задержан 11 ноября 2020 года на квартире. При задержании был сильно избит, его пытали для получения доступа к зашифрованному жесткому диску и аккаунтам в социальных сетях. С июля 2020 года Николай вынужден был скрываться от полиции (его пытались превентивно задержать). Он вёл блог, освещающий протестные события в Беларуси.

Суд над Миколой начался 29 июня 2021 года. По версии обвинения (прокурор Антон Тюменцев), Николай Дедок 23 августа в Минске участвовал в акции протеста, где “оказал явное неповиновение законным требованиям” милиционеров, выходил на дорогу, блокировал движение транспорта, громко хлопал и выкрикивал лозунги. Также обвинение посчитало, что Николай Дедок несколько лет администрировал “радикальный телеграм-канал”, где с целью призывать к действиям против нацбезопасности Беларуси “путем воздействия на сознание людей через интернет” распространял материалы, “направленные на дестабилизацию обстановки в стране, искусственное нагнетание напряженности и противостояния в обществе, распространение идеологии экстремизма”. Во время обыска у Дедка на съемной квартире в поселке Сосновый Осиповичского района Могилевской области губоповцы подбросили не менее трех “стеклянных бутылок с горюче-смазочными материалами”. Согласно обвинению, анархист не успел закончить изготовление взрывных предметов, поскольку не добавил туда что-либо воспламеняющееся.

Микола свою вину не признал ни по одному из эпизодов. На суде он подробно рассказал о пытках, которые к нему применялись сразу после задержания (см. отчёт о заседании 1 июля 2021 года по делу Миколы: https://abc-belarus.org/?p=14167). 6 июля судья Анастасия Попко назначила по делу судебную психо-лингвистическую экспертизу, на которую отправила около 20 постов с телеграм-канала “Мiкоlа”; для проведения экспертизы был объявлен перерыв. Процесс возобновился только в ноябре. 10 ноября судья Попко осудила Миколу на 5 лет лишения свободы, как и требовал прокурор, по следующим статьям: призывы к действиям против национальной безопасности (часть 3 ст. 361 УК), участие в грубом нарушении порядка (ч. 1 ст. 342), незаконные действия в отношении горючих веществ (ч. 1 ст. 295-3). В срок ему будет засчитано пребывание в СИЗО (день в СИЗО за полтора дня в колонии). Изъятые при обыске деньги ему не вернут до решения по компенсации ущерба “Минсктрансу”. Также суд постановил конфисковать ноутбук Миколы.

Адрес для писем:

Тюрьма №4, 212011, г. Могилев, ул. Крупской, 99А, Дедок Николай Александрович

28 октября 2020 года в деревне Богутичи Ельского района и в лесу возле деревни были задержаны четверо анархистов: Дмитрий Дубовский, Сергей Романов, Игорь Олиневич и Дмитрий Резанович. В народе группа получила название “анархо-партизаны”. Все четверо – “рецидивисты”.

Нажмите, чтобы прочитать подробности предыдущих столкновений Дубовского, Олиневича, Романова и Резановича с беларусским беззаконием Игорь Олиневич был похищен ФСБшниками в 2010 году в Москве и незаконно выдворен в Беларусь, а в 2011 году – осуждён за несколько анархистских акций прямого действия (самые громкие – поджог автомобиля посольства России в Минске в знак солидарности с защитниками химкинского леса и уничтожение банкомата “Беларусбанка” – крупнейшего государственного банка страны) на 8 лет заключения по статьям 218 ч. 3 (умышленное уничтожение имущества) и 339 ч. 2 (хулиганство группой лиц). Он был признан правозащитниками политическим заключённым и освобождён в 2015 году вместе с другими политзеками Беларуси. Сергей Романов в 2014 году был осужден за перевозку взрывчатых веществ на 5 лет лишения свободы, срок отбыл полностью. Дмитрий Резанович был задержан 16 марта 2014 г. в Курске по подозрению в “совершении диверсии на территории России”. 3 июля 2014 г. его осудили по ст. 332 ч.1 УК РФ (пересечение государственной границы Российской Федерации без действительных документов на право въезда в РФ) за переход украино-российской границы по паспорту брата. Суд постановил депортировать Резановича из России в Беларусь (что и было сделано 25 июля), а также приговорил к выплате штрафа в размере 15 000 рос. рублей. Лишь Дубовский ранее не сидел, зато с 2010 года находился в розыске по нескольким делам о нападениях анархистов Беларуси на символы власти и капитала (самое громкое из них – сожжённый автомобиль посольства России в Минске). В ноябре 2010 года в Москве Дубовскому удалось бежать, когда ФСБ собиралось задержать его и Олиневича. На протяжении 10 лет Дмитрий скрывался на территории России и Украины, публиковал дневники своих путешествий, участвовал в анархистском движении.

Всех задержанных пытали, но подробности пыток стали известны лишь в конце 2021 года, во время судебного процесса и сразу после него. По сообщениям матери Сергея Романова, он рассказал ей, что при задержании в пограничном поселке его избивали и заливали газом, из-за чего ему пришлось порезать себя ножом, чтобы пытки прекратились (это было подтверждено другими участниками группы). Романов и Резанович отказались от дачи показаний, даже несмотря на пытки. Олиневич дал показания против себя, причём подробно рассказал о своих политических взглядах. Это сразу же было показано государственными СМИ, благодаря чему широкая публика узнала о задержании. Дубовский не выдержал пыток (среди прочего, его несколько раз удушали до потери сознания) и дал показания против всех, что также было показано лукашенковскими пропагандистами. При этом Дубовский также открыто говорил о политических взглядах. На суде он заявил, что его изначальные показания о действиях участников группы были даны под пытками и обратил внимание, что при поступлении в СИЗО КГБ физические повреждения были зафиксированы у всех четырёх фигурантов дела.

После изначальной “обработки” оба Дмитрия, Игорь и Сергей были заключены в СИЗО КГБ в Минске.

12 февраля 2021 года КГБ внес в “Перечень организаций и физических лиц, причастных к террористической деятельности”, 17 человек. Среди них оказались анархисты Игорь Олиневич, Дмитрий Дубовский, Дмитрий Резанович и Сергей Романов. Стало невозможно сделать денежный перевод на счет этих заключенных в СИЗО. Все счета “террористов” были заморожены. Ранее деньгами со счета можно было воспользоваться для покупки еды и других товаров в магазине СИЗО и заказа книг.

6 октября 2021 года Генеральная прокуратура сообщила о передаче дела анархо-партизан в суд и опубликовала подробности дела. По версии обвинения, 10 октября 2020 года Олиневич и Дубовский пересекли границу Беларуси. 21 октября 2020 года Олиневич, Дубовский, Романов и Резанович подожгли четыре легковых автомобиля на стоянке прокуратуры Солигорского района, а также служебное помещение административного здания межрайонного отдела Государственного комитета судебных экспертиз. 28 октября 2020 года в Мозыре они подожгли здание ОГАИ Мозырского РОВД. У группы было два пистолета, обрез ружья, граната и патроны к оружию. Всех обвинили в незаконных действиях с оружием (ч. 2, 3 и 4 ст. 295 УК) и актах терроризма (ч. 2 ст. 289), что предусматривает до 20 лет лишения свободы.

26 октября анархиста Сергея Романова этапировали в СИЗО-3 г. Гомеля. 29 октября в суде Железнодорожного района г. Гомеля состоялось рассмотрение уголовного дела о мнимом несоблюдении Романовым требований превентивного надзора (ст. 421 УК). Приговор был оглашён 1 ноября: судья Алексей Хлыщенков приговорил Сергея Романова к году колонии за нарушение надзора (максимально возможное наказание по этой статье). Ранее, после отбытия предыдущего срока за перевозку взрывчатых веществ, на него завели уголовное дело за уклонение от мер превентивного надзора. По данным самого Романова, его делом занимался губоповец Денис Ермошкин (подробности дела “об уклонении”: https://abc-belarus.org/?p=14410).

15 ноября в Минском областном суде (судья Валерий Тулейко, гособвинитель Игорь Кабушев) началось рассмотрение дела Сергея Романова, Дмитрия Дубовского, Игоря Олиневича и Дмитрия Резановича. На первом же заседании процесс был объявлен закрытым для публики.

26 ноября всех четырёх анархо-партизан перевели из СИЗО КГБ (“американки”) в СИЗО-1 (на “володарку”).

Трое из подсудимых очень часто за время суда отказывались присутствовать на этом цирке: их выдворяли из зала суда, например, за отказ встать после слов “встать, суд идёт”. В зале постоянно оставался лишь Дмитрий Дубовский – он пытался заставить суд исследовать обстоятельства получения изначальных показаний (пытки).

22 декабря был оглашен приговор группе анархо-партизан. Оглашение приговора сделали открытым. Сроки: Сергей Романов — 20 лет (этот срок включает в себя срок по делу об “уклонении от надзора”), Игорь Олиневич — 20 лет, Дмитрий Резанович — 19 лет, Дмитрий Дубовский — 18 лет. На данный момент эти сроки — самые длинные для политических заключённых за все время существования РБ.

Также с осуждённых собираются взыскать (в солидарном порядке) компенсацию морального вреда в пользу потерпевших Чернышевича, Пархимовича, Солоновича по 7000 рублей каждому и в счет возмещения материального вреда в пользу ООО “Трест АвтоСпецСтрой” – 10 620 рублей 84 копейки, УГКСЭ по Минской области – 7 343 рублей 30 копеек, УВД Мозырского райисполкома – 222 рубля 40 копеек. Кроме того, государство намеревается взыскать процессуальные издержки по 3 437 рублей 96 копеек с каждого обвиняемого, и (в солидарном порядке) две госпошлины (956 рублей 20 копеек и 261 рубль).

По окончании процесса осуждённым дали свидания с родными. На свидании с сестрой Дмитрий Дубовский рассказал о пытках и попросил сделать эту информацию публичной, другие осуждённые на свиданиях с родными подтвердили правдивость слов Дмитрия.

Адреса для отправления писем:

СИЗО-1, ул. Володарского, 2, г. Минск, 220030, Дубовскому Дмитрию Николаевичу

СИЗО-6, ул. Брестская, 258В, г. Барановичи, 225413, Романову Сергею Александровичу

СИЗО-1, ул. Володарского, 2, г. Минск, 220030, Олиневичу Игорю Владимировичу

СИЗО-6, ул. Брестская, 258В, г. Барановичи, 225413, Резановичу Дмитрию Григорьевичу

Днём 13 августа 2020 года антифашиста Андрея Казимирова задержали в Бресте сотрудники карательных органов в штатском, когда он с другом стоял в очереди магазина и обсуждал политику. Друг убежал, а Казимирова, избивая, доставили в Ленинский отдел милиции, где до 23 часов 14 августа вместе с другими задержанными избивали, ставили на длительное время на колени, отказывали в доступе к медицинской помощи (разошлась рана на ноге), допрашивали без предоставления адвоката, зато с угрозами. До того, в первые дни после президентских выборов в августе 2020 года, Казимиров вышел на мирную акцию протеста, брутально атакованную ментами и армией. Он помог передвинуть мусорный контейнер в качестве баррикады с целью защиты, в том числе, своей жизни – этот момент был зафиксирован сотрудниками спецслужб на видеокамеру. На этом его участие в митинге было закончено. Он был ранен резиновой пулей в ногу и уехал домой.

В конце августа 2020 года Андрея вызвали в СК г. Бреста и допросили по подозрению в участии в протестах 10 августа (ст. 293 УК РБ). Тогда его отпустили под подписку о невыезде.

7 сентября 2020 года Андрей покинул Беларусь, опасаясь преследования. 5 ноября 2020 года следственными органами Беларуси вынесены постановления о привлечении Казимирова в качестве обвиняемого, и он объявлен в розыск. В имеющихся в распоряжении правозащитников процессуальных документах отсутствует описание фактических обстоятельств деяния и доказательств его совершения Казимировым. В них лишь указано, что Казимиров “совершил участие в массовых беспорядках, сопровождавшихся насилием над личностью, погромами, уничтожением имущества”.

Утром 14 января 2021 года Андрей вышел на работу в Москве, но до нее не доехал, так как был задержан. 15 января суд избрал Андрею меру пресечения в виде содержания под стражей, которая в дальнейшем была продлена.

28 февраля Андрей подал заявление на временное убежище в России, в убежище ему было отказано. Его адвокат обжаловал это решение в нескольких инстанциях. Одновременно Казимиров и его адвокат Илларион Васильев подали жалобу в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), надеясь на применение правила 39 регламента суда, которое вводится в случае реальной угрозы жизни.

В апреле правозащитный центр “Мемориал” признал Андрея политическим заключённым: https://memohrc.org/ru/defendants/kazimirov-andrey-sergeevich (по ссылке также можно найти подробности дела, в том числе подробности задержания Андрея в Бресте в августе 2020 года).

В июле ЕСПЧ запретил выдавать Казимирова до рассмотрения его дела по существу, поскольку в Беларуси ему может грозить жестокое обращение и пытки. 29 июля московский суд принял решение выслать Казимирова по запросу беларуских органов, однако позже согласно решению ЕСПЧ экстрадицию приостановили до 15 января 2022 года. Всё это время до конца 2021 года Казимиров находился в СИЗО в Москве.

Днём 12 августа 2020 года в Минске сотрудниками ГУБОПиКа были задержаны Александр Францкевич и Акихиро Гаевский-Ханада.

Александру Францкевичу изначально было предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 293 Уголовного кодекса (“организация массовых беспорядков”), в дальнейшем количество статей множилось. Сообщалось о том, что во время задержания Александра пытали электрошокером, чтобы он оговорил себя и других. Коллектив АЧК-Беларусь оказывает поддержку Александру Францкевичу как политическому заключённому, критикуя при этом его взгляды и действия. Заявление на этот счет можно прочитать тут.

Акихиро Гаевский-Ханада — активист анархистского движения. Изначально ему было предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 293 Уголовного кодекса (“участие в массовых беспорядках”). Сообщалось, что Акихиро избивали после задержания.

17 сентября 2020 года была задержана координаторка волонтёрской службы правозащитного центра “Весна” Марфа Рабкова. В прошлом Марфа была анархистской. Изначально её задержали по ч. 3 ст. 293 УК (“обучение или иная подготовка лиц к участию в массовых беспорядках, либо финансирование такой деятельности”).

2 октября 2020 года в Минске был задержан ГУБОПиКом Андрей Чепюк — анархист из Минска, волонтер правозащитного центра «Весна». 9 октября Андрею было предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 293 УК (“участие в массовых беспорядках”).

Дело о “международной преступной организации” было заведено на Александра Францкевича, Андрея Чепюка, Акихиро Гаевского-Ханаду и Марию Рабкову в феврале 2021 года. Им было предъявлено новое обвинение по ст. 285 УК (“участие в преступной организации”). Речь идёт о “Революционном действии”, основанном в 2005 году как беларусское отделение “Автономного действия”. Впоследствии РД откололось от АД. Силовики утверждают, что организация имела ячейки в разных городах и странах и спонсировалась какими-то неформальными фондами. В начале марта в Бресте было задержано 7 человек, еще 15 подозреваемых, по словам силовиков, покинули Беларусь.

2 марта в Бресте были задержаны Никита Дранец, Александр Козлянко, Андрей Марач, Павел Шпетный и Данила Чуль. 5 марта был задержан Алексей Головко. Козлянко – анархист, Марач – антифашист, политические взгляды остальных четырёх нам неизвестны. Задерживали ещё одного подозреваемого, но позже выпустили. По нашим данным, Чуль сотрудничает со следствием, поэтому АЧК-Беларусь его не поддерживает.

В июле анархист Александр Козлянко написал о подробностях своего задержания и пребывания в заключении (см. статью на нашем сайте: https://abc-belarus.org/?p=14212).

9 июня 2021 года в Гродно прошли обыски у местных антифашистов и анархистов, в том числе у Максима Ягнешко, Александра Мася и Артура Криштаповича. Александра и Артура задержали, по предварительной информации, по ст. 285 (участие в преступной организации). Есть информация, что всего задержанных было как минимум четверо. В дальнейшем их выпустили.

Интересно, что следствие не может определиться, что же за организация “Революционное действие” – “преступная” или “экстремистская”. В ноябре 2021 года организация была признана “экстремистским формированием”. Некоторые фигуранты дела обвиняются в участии в “преступной организации”, другие – в участии в “экстремистском формировании”, третьи – и в том, и в другом.

Статьи у десяти обвиняемых, которые содержатся под стражей, множились и множились. По официальным сообщениям, в деле 160 томов. Ниже приводятся сведения о предъявленных фигурантам дела обвинениях, которые могут быть неполными (из-за подписок о неразглашении адвокаты не могут сообщать обстоятельства дела даже родственникам, а письма обвиняемых проходят цензуру).

Нажмите, чтобы прочитать полный список статей уголовного кодекса, по которым обвиняется каждый из фигурантов дела

Марфе Рабковой предъявлены обвинения по десяти статьям Уголовного кодекса: ч. 1 ст. 293 (организация массовых беспорядков), ч. 2 ст. 293 (участие в массовых беспорядках), ч. 3 ст. 293 (обучение или иная подготовка лиц к участию в массовых беспорядках, либо финансирование такой деятельности), ст. 342 (организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них), ст. 361 (призывы к действиям, направленным на нанесение вреда национальной безопасности Республики Беларусь), ст. 218 (умышленное уничтожение или порча имущества, совершённые общеопасным способом), ч. 2 ст. 339 (хулиганство, совершённое группой лиц), ч. 3 ст. 339 (особо злостное хулиганство), ст. 341 (осквернение зданий и порча имущества), ст. 361-1 (создание экстремистского формирования либо участие в нём), ст. 130 (разжигание розни или вражды), ст. 295-3 (незаконные действия в отношении предметов, действие которых основано на использовании горючих веществ), ч. 1 ст. 285 (создание преступной организации либо руководство ей).

Александру Францкевичу предъявлены обвинения по десяти статьям УК: ч. 1 ст. 293 (организация массовых беспорядков), ч. 2 ст. 293 (участие в массовых беспорядках), ст. 342 (организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них), ст. 361 (призывы к действиям, направленным на нанесение вреда национальной безопасности Республики Беларусь), ст. 218 (умышленное уничтожение или порча имущества, совершённые общеопасным способом), ч. 2 ст. 339 (хулиганство, совершённое группой лиц), ч. 3 ст. 339 (особо злостное хулиганство), ст. 341 (осквернение зданий и порча имущества), ст. 361-1 (создание экстремистского формирования либо участие в нём), ч. 1 ст. 285 (создание преступной организации либо руководство ей), ч. 2 ст. 285 (участие в преступной организации в любой другой форме), ст. 130 (разжигание розни или вражды), ст. 295-3 (незаконные действия в отношении предметов, действие которых основано на использовании горючих веществ).

Акихиро Гаевскому-Ханаде предъявлены обвинения по восьми статьям УК: ч. 1 ст. 293 (организация массовых беспорядков), ч. 2 ст. 293 (участие в массовых беспорядках), ст. 342 (организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них), ст. 361 (призывы к действиям, направленным на нанесение вреда национальной безопасности Республики Беларусь), ч. 2 ст. 339 (хулиганство, совершённое группой лиц), ст. 341 (осквернение зданий и порча имущества), ст. 361-1 (создание экстремистского формирования либо участие в нём), ст. 130 (разжигание розни или вражды), ч. 1 ст. 285 (создание преступной организации либо руководство ей).

Алексею Головко предъявлены обвинения по четырём статьям УК: ст. 342 (организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них), ст. 341 (осквернение зданий и порча имущества), ст. 361-1 (создание экстремистского формирования либо участие в нём), ч. 1 ст. 285 (создание преступной организации либо руководство ей).

Андрею Чепюку предъявлены обвинения по двум статьям УК: ч. 2 ст. 293 (участие в массовых беспорядках), ст. 341 (осквернение зданий и порча имущества).

Александру Козлянко предъявлены обвинения по двум статьям УК: ст. 342 (организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них) и ч. 2 ст. 285 (участие в преступной организации в любой другой форме).

Андрею Марачу предъявлены обвинения по двум статьям УК: ст. 342 (организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них) и ст. 341 (осквернение зданий и порча имущества).

Даниле Чулю предъявлены обвинения по двум статьям УК: ст. 342 (организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них) и ч. 2 ст. 285 (участие в преступной организации в любой другой форме).

Никите Дранцу предъявлено обвинение по ст. 342 УК (организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них).

По сообщению “Революционного действия”, среди прочего имеются в виду следующие эпизоды: брошенные в рекламные щиты ГАИ и в здание БТРК в 2016 году лампочки с краской, брошенная в здание брестского ГУБОПа в 2016 году дымовая шашка, марш нетунеядцев в Бресте 5 марта 2017 года, поджог “коктейлями Молотова” налоговой инспекции в Гомеле в 2017 году (против декрета о “тунеядцах”), поджог щита с рекламой управления принудительного исполнения наказания в Ивацевичах в 2017 году, символическое перекрытие трассы М1 на выезде из Бреста в 2018 году (против аккумуляторного завода под Брестом), граффити против Европейских игр в Минске в 2019 году и первомайское граффити в Бресте в 2020 году.

Все обвиняемые, находящиеся под стражей, содержатся в СИЗО-1 в Минске.

В отдельное производство выделено уголовное дело в отношении тех, кто уехал за границу – Дмитрия Левчука, Артура Кондратовича, Романа Халилова и Евгения Журавского, а также неустановленных лиц.

Адреса для отправления писем:

СИЗО-1, ул. Володарского, 2, г. Минск, 220030, Гаевский-Ханада Акихиро Святославович

СИЗО-1, ул. Володарского, 2, г. Минск, 220030, Головко Алексей Игоревич

СИЗО-1, ул. Володарского, 2, г. Минск, 220030, Дранец Никита Вадимович

СИЗО-1, ул. Володарского, 2, г. Минск, 220030, Козлянко Александр Александрович

СИЗО-1, ул. Володарского, 2, г. Минск, 220030, Марач Андрей Игоревич

СИЗО-1, ул. Володарского, 2, г. Минск, 220030, Рабкова Марфа Александровна

СИЗО-1, ул. Володарского 2, г. Минск, 220030, Францкевич Александр Владимирович

СИЗО-1, ул. Володарского, 2, г. Минск, 220030, Чепюк Андрей Сергеевич

СИЗО-1, ул. Володарского, 2, г. Минск, 220030, Шпетный Павел Александрович

31 мая 2021 года стало известно, что против антифашиста Константина Семенова возбудили уголовное дело по статье 368 ч.1 (оскорбление президента Республики Беларусь) за надпись на майке “Дыктатару месца ў пекле”. 16 мая Константин был среди группы задержанных велосипедистов и был осуждён на 15 суток административного ареста за несанкционированный пикет. Константина выпустили под подписку о невыезде. Впоследствии дело было закрыто ввиду отсутствия состава “преступления”.

В конце июля – начале августа 2021 года в Беларуси прошла волна обысков и задержаний анархистов либо тех, кого посчитал такими ГУБОПиК. Также обыски производились у родственников анархистов. В этот период было задержано по уголовному делу по крайней мере четыре человека: три анархиста (Евгений Рубашко, Александр Белов, Артём Соловей) и ещё один человек, принадлежность которого к анархистам не удалось ни подтвердить, ни опровергнуть. Все четверо являются обвиняемыми по статье 342 УК (организация либо участие в действиях, грубо нарушающих общественный порядок) за участие в больших маршах в Минске после выборов 2020 года. После того, как “Прамень” 12 ноября 2021 года был признан “экстремистским формированием”, была добавлена статья 361-1 (участие в “экстремистском формировании”).

Евгений Рубашко — анархист из Минска, задержан 29 июля 2021 года. Во время задержания и обыска Евгения избивали, душили пакетом и насильно поили неизвестной жидкостью, похожей на алкоголь. Под пытками его заставили выдать пароли от техники. В 2020 году Евгения задерживали на массовом мероприятии, он отсидел на сутках.

Адрес: Евгений Александрович Рубашко, СИЗО-1, ул. Володарского, 2, г. Минск, 220030.

Александр Белов — анархист из Минска, задержан 29 июля 2021 года. В 2020 году Александра задерживали, он отсидел на сутках.

Адрес: Александр Андреевич Белов, СИЗО-1, ул. Володарского, 2, г. Минск, 220030.

Артём Соловей — анархист из Минска. 4 августа 2021 года арестован на 15 суток якобы за сопротивление ментам при задержании. После суток на свободу не вышел, было заведено уголовное дело. Ранее Артёма несколько раз задерживали на маршах и превентивно перед Днем Воли 2021 года.

Адрес: Соловью Артёму Дмитриевичу, СИЗО-1, г. Минск, ул. Володарского 2, 220030.

В конце июля 2021 года у Владислава Бохана прошёл обыск в рамках дела о массовых беспорядках, по статьям 293 и 342. После обыска его задержали и отвезли в ГУБОПиК на допрос. Задавали вопросы по событиям августа-сентября 2020 года, об акциях, маршах, об анархистах. После отвезли в РУВД и, угрожая задержанием жены, вынудили подписать протокол о неповиновении, но отпустили до суда. Опасаясь за свою безопасность и безопасность жены и детей, Бохан принял решение выехать за пределы страны.

1 октября 2021 года стало известно, что против анархистов Евгения Журавского и Романа Халилова возбудили уголовные дела по ст. 130 (разжигание социальной розни) за участие в пикете у посольства Беларуси в Варшаве после убийства сотрудниками КГБ Андрея Зельцера. Оба анархиста постоянно проживают в Польше.

В конце ноября 2021 года против политзаключённого Никиты Емельянова возбудили уголовное дело по ст. 411 ч.2 УК (злостное неповиновение требованиям администрации тюрьмы). 24 декабря Никите было предъявлено окончательное обвинение. Ему грозит до 2 лет лишения свободы в дополнение к старому сроку. Никита отказался от дачи показаний по этому делу. За время его нахождения в тюрьме на него составили больше 60 рапортов о нарушении режима. Емельянов настаивает, что нарушал режим в знак протеста против постоянного нарушения его базовых прав.

Никита – анархист из Минска. Задержан 20 октября 2019 года вместе с Иваном Комаром по подозрению в попытке поджога СИЗО-1 г. Минска (ст. 295-3 УК “Незаконные действия с горючими веществами” и ст. 344 “Умышленное уничтожение или повреждение историко-культурных ценностей”) в знак солидарности с Дмитрием Полиенко, который на тот момент находился там под арестом. Позднее было предъявлено также обвинение в еще одной неудавшейся атаке на тот же следственный изолятор (тоже статьи 295-3 и 344 УК), а также за забрасывание краской Минского городского суда в знак солидарности с Дмитрием Полиенко (ст. 341 “Осквернение зданий и уничтожение собственности”).

12 февраля 2020 года приговорен к 7 годам лишения свободы. 27 марта 2020 года кассационный суд сократил срок до 4 лет лишения свободы. 9 июня 2020 года Никиту перевели на тюремный режим, потому что он отказался подписывать бумаги о хорошем поведении.

Адрес: Емельянов Никита Владимирович, 212011, ул. Крупской 99А, СТ-4, г. Могилев

Практически все политзаключённые (в том числе анархисты и антифашисты) подвергаются в местах заключения давлению администрации. Их принуждают написать прошения о помиловании, сажают в штрафные изоляторы за придуманные нарушения режима, не выдают письма, лишают передач и звонков родным, сокращают порции еды, издеваются прочими способами.

Административное преследование

17 января 2021 года в Минске была задержана антифашистка и фельдшер скорой помощи Анастасия Калашникова. 18 января ей дали штраф 30 базовых величин.

23 января 2021 года во время раздачи еды были задержаны активист*ки инициативы Еда вместо бомб в Минске (не менее девяти человек), а также некоторые бездомные. На судах выступали свидетелями менты, прячась под чужими именами, якобы в целях своей безопасности. Практически все активист*ы получили 15 суток ареста, а некоторые штраф в размере, эквивалентном 440 евро. В начале января 2022 года инициатива “Еда вместо бомб” Минска объявила о прекращении деятельности – это прямой результат государственных репрессий.

24 марта в квартиру к четырём анархистам (Артём Маркин, Артём Соловей, Андрей Х., Артём С.) ворвались ГУБОПиКи при поддержке ОМОНа. Провели обыск. Изъята техника, литература и личные накопления. На всех задержанных в РУВД составили протоколы по неподчинению незаконным требованиям ментов. По результатам судов всем дали по 15 суток ареста.

В начале апреля в Барановичах милиция стала проявлять интерес к людям из местной панк-тусовки. Павел Пипко получил 15 суток по статье 24.3, осенью 2020 года он уже получал сутки за то, что якобы участвовал в протестах в Минске. Несколько человек допрашивали с применением полиграфа. У одного из допрошенных в гараже прошёл обыск. По квартирам местных анархистов со списком ходили сотрудники милиции. Приходили в том числе и к тем, кто уехал из Беларуси.

16 мая на Цнянке (местность на окраине Минска) были задержаны около 22 велосипедистов, которые организовывали неформальный заезд Tour de Tsna. На реку приехал ОМОН и погрузил ребят в бусики. Из них 18 человек отправили на сутки, остальных отпустили. Известно, что среди них был антифашист Константин Семенов, его осудили на 15 суток.

3 июля в Столине менты задержали анархиста Павла Рабешко, гражданина Украины. У него провели обыск, его самого избивали. Ближе к ночи отпустили, после чего он уехал в Украину. Он сообщил, что, чтобы выйти, дал “согласие на сотрудничество или в общем, что буду свидетельствовать против каких-то админов, каких-то каналов (каких не знаю). Я расписался под этим и решил уехать из Столина”.

В конце июля – начале августа прошли рейды против анархистов и тех, кого такими посчитали каратели. Кроме фигурантов уголовных дел, несколько человек проходило по административным. 29 июля был задержан сосед Евгения Рубашко по квартире. Соседа осудили на 14 суток якобы за сопротивление ментам, а после – депортировали из Беларуси с запретом въезда (у него не было гражданства страны).

В конце июля силовики полностью разгромили остатки печатного кооператива “Листовка”. Была изъята вся техника, проведено 4 обыска у участников и участниц кооператива. Арестован на 5 суток друг кооператива, у которого хранилось оборудование. Спустя несколько дней силовики выпустили новость про анархистов, где обвинили “Листовку” в печати материалов с призывами к протестной деятельности.

4 августа были задержаны две девушки, которые получили по 15 суток. Задержанный тогда же Илья Сенько получил два раза по 15 суток. Его долго пытали губоповцы, требуя, чтобы он признался в участии в маршах (подробности здесь). Если бы он признался, то стал бы фигурантом уголовного дела. По выходу после ареста Илья Сенько был вынужден покинуть Беларусь.

11 августа менты пришли с обысками по месту жительству и по прописке по меньшей мере к одиннадцати анархистам и анархисткам в Минске, Кобрине, Быхове, Гомеле, Гродно и других городах. В рамках рейда против анархистов были задержаны четыре человека. Двое получили по 10 суток, ещё двое – по 15. Некоторые из товарищей уже давно выехали за пределы страны. Но на их родителей и близких продолжали оказывать давление: спрашивали, где находятся активисты, как с ними связаться, вызывали на беседы по месту работы.

Цензура и прочее

В прошлые годы практически все беларусские анархистские веб-сайты, включая сайт АЧК-Беларусь, и многие группы в соцсетях, связанные с этими сайтами, были внесены в республиканский список экстремистских материалов и заблокированы властями РБ. Если вы нас читаете, значит научились пользоваться VPN и/или Tor Browser, либо уже находитесь за пределами Беларуси. Поэтому в этом году, на фоне массового (сотнями) внесения в список общепротестных каналов в телеграме либо мейнстримных интернет-СМИ (вроде tut.by или naviny.by) было “всего” четыре случая объявления “экстремистскими материалами” анархистских и антифашистских пространств в соцсетях.

7 июня 2021 года телеграм-канал медиа-коллектива “Прамень” (https://t.me/pramenby) и их чат “Анархизм в Беларуси” (https://t.me/anarchy_by) признал “экстремистскими” суд Центрального района г. Минска. 15 октября решением суда Железнодорожного района г.Витебска в список “экстремистских материалов” была внесена страница “Промня” “Вконтакте” (https://vk.com/pramen_2). Несколько лет назад в список уже внесли сайт коллектива и их странички ВКонтакте и Фейсбуке.

17 ноября 2021 года суд Партизанского района г.Минска назвал “экстремистскими” следующие телеграм-каналы: https://t.me/naroborona («Прометей»), https://t.me/RebelWorlds («Речи бунтовщика»), https://t.me/revdiachat («Украінськіий анархізм»), https://t.me/revdiachannel («Революційна Дія») https://t.me/naroborona.info («Народная Самооборона»), https://t.me/revdia.org («Революційна Дія»).

29 декабря 2021 года суд Ивацевичского района Брестской области занёс в чёрный список страницу болельщиков футбольного клуба «Ивацевичи» в соцсети «ВКонтакте»: https://vk.com/fc_ivatsevichi.

12 февраля 2021 года КГБ внес в Перечень организаций и физических лиц, причастных к террористической деятельности” политзаключённых анархистов Игоря Олиневича, Дмитрия Дубовского, Дмитрия Резановича и Сергея Романова (см. об этом подробнее в разделе об их уголовном деле).

2 ноября “Революционное действие”, а 12 ноября и “Прамень” были признаны “экстремистскими формированиями”. Признание экстремистским формированием сайта “Прамень” связано с уголовным делом Рубашко, Белова и Соловья, а “Революционного действия” – с делом “международной преступной организации”.

В 2021 году каратели Беларуси стали более активно применять давление на родственников как метод борьбы с политическими активистами (в том числе анархистами), находящимися за границей. 18 ноября в Барановичах прошёл обыск у матери анархиста Евгения Журавского. Сам Журавский на тот момент уже больше года находился за границей, о чём ментам было прекрасно известно; более того, он давно не проживал и не зарегистрирован по адресу матери.

26 ноября в Полоцке прошёл обыск у Гаянэ Ахтиян, матери Романа Халилова. Роман Халилов находится за пределами Беларуси, ранее сообщалось, что на него завели уголовное дело по ст. 130 УК РБ за акцию у посольства Беларуси в Варшаве после убийства Андрея Зельцера сотрудниками КГБ. ГУБОП также сообщает, что Халилов в розыске по делу о международной “преступной” организации анархистов. В итоге Гаянэ Ахтиян сначала получила 10 суток за “неповиновение” ментам, а затем оказалась в СИЗО-1 в Минске в статусе обвиняемой по ч. 1 ст. 342 УК (организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них).

В разное время в течение года были лишены возможности продолжать адвокатскую деятельность Антон Гашинский, Ольга Карпушонок, Евгений Маслов, Наталья Мацкевич, защищавшие политических заключённых, в том числе анархистов. Всего за год потеряли лицензии по политическим причинам 30 адвокатов.

Ещё одна форма преследования, с которой пришлось столкнуться активистам, это увольнения. Конечно, были уволены многие фигуранты уголовных дел. Кроме того, в июле не продолжили контракт с антифашисткой Анастасией Калашниковой, которая работала фельдшером на скорой помощи в Минске.

Кто тут политический?

На момент написания этого текста все анархисты, признанные коллективом АЧК-Беларусь политическими заключёнными, также признаны политическими заключёнными либеральными правозащитными организациями. Но, как и в случаях со многими другими политзаключёнными (не анархистами), признания от правозащитников приходится ждать долго, часто – до вердикта суда.

В конце октября 2021 года коллектив АЧК присоединился к совместному заявлению нескольких десятков инициатив и личностей с предложением более решительно признавать политическими заключёнными узников лукашенковского режима.

Наш коллектив ведёт список всех политических заключённых Беларуси. По состоянию на начало 2022 года их приблизительно на шестьсот больше, чем признано правозащитниками (“Вясна” на 20 января пишет о 990 политзаключённых).

За пределами страны

21 апреля 2021 года полиция выбила дверь в съемной квартире анархиста Алексея Боленкова в Киеве, ворвалась, провела обыск, изъяла всю технику, а после сотрудники СБУ вручили ему постановление о принудительном выдворении с территории Украины. В Беларуси Алексею грозит уголовное преследование. Алексей заявил что намерен просить убежище в Украине, но это заявление было проигнорировано. В итоге с помощью правозащитников и адвоката Алексей отказался “выдворяться” с территории Украины и обжаловал решение СБУ в суде.

Такое же предписание было также выдано анархисту Артуру Кондратовичу из Ивацевичей, который уехал в Украину из-за преследования по делу о поджоге бигборда. Но Кондратович находится под международной защитой ООН, поэтому выслать его не могут.

21 июля 2021 года апелляционный суд Киева удовлетворил жалобу Алексея Боленкова и отменил решение СБУ о его высылке из Украины. Анархист заявил, что не намерен уезжать. В день суда у здания суда собралась группа ультраправых, которые выступали за депортацию Боленкова и попытались на него напасть. Пострадал журналист местного издания. Потасовка произошла также в метро.

3 ноября 2021 года анархисту Артёму Маркину отказали во въезде в Украину, куда он прилетел из Грузии и надеялся остаться. Четких причин отказа изначально названо не было. Артёму пришлось улететь назад в Грузию. Позже выяснилось, что въезд в Украину Артёму был запрещён решением СБУ в ноябре 2020 года, причина – “обеспечение национальной безопасности и/или борьба с организованной преступностью”.

Артем был активным участником ФНБ в Минске, работал в кооперативе “Листовка”. В августе 2021 года вынужден был уехать из Беларуси из-за опасения репрессий.

Это не первый случай выдворения анархистов из Украины. В апреле 2021 года активистку беларуского анархического движения не пустили в страну по возвращению из Польши. К счастью, ей предложили выехать либо в Польшу, либо в Беларусь, и она выбрала первый вариант.

В начале июня 2021 года к некоторым анархистам и антифашистам, вынужденно покинувшим Беларусь и проживающим в Польше, наведались люди, представившиеся работниками миграционной службы. “Гости” сообщили, что пришли для обеспечения защиты активистов, поскольку, по их информации, беларусский КГБ слил данные беженцев польским ультраправым. Ребятам также показали фото людей, которые предположительно могут быть агентами КГБ, информаторами или провокаторами. При этом “сотрудники пограничной службы” сообщили, что им известно местоположение и сеть знакомств, деятельность тех, кого они посещают. Они давали номер телефона и предлагали звонить и информировать об акциях в Польше, в которых планируют принимать участие анархисты, чтобы польские карательные органы могли “защитить” анархистов от неонацистов.

Позже оказалось, что “пограничниками” притворились сотрудники польских спецслужб. После публикации информации об их визитах, они повторно пришли к активистам и были недовольны раскрытием своей операции. Оказалось, что при первом посещении они не показали никаких процессуальных документов, в рамках которых могла бы проводится беседа и подробный опрос молодых людей. Они старались говорить с каждым молодым человеком по отдельности, что выглядело, как допрос.

Интересно, что визиты были нанесены довольно молодым активистам, к опытным анархистам никто не приходил. Это выглядит как попытка вербовки “наиболее несмышленых”, по мнению спецслужб.

Как мы и писали в начале статьи, прошедший 2021 год был предсказуемо сложным. Но нам, остающимся на свободе, легче, чем заключённым товарищам. Оставайтесь свободны — и поддержите политзаключённых анархистов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.