Приговор антифашистам Денису Болтутю, Тамазу Пипия, Тимуру Пипия, Виталию Шишлову

2 июля суд вынес приговору по делу над антифашистами Денисом Болтутем, Виталием Шишловым, Тамазом Пипия, Тимуром Пипия.

Судья Светлана Бондаренко назначила в наказание именно те сроки, которые запрашивал прокурор:
Денису Болтутю и Виталию Шишлову — 6 лет лишения свободы с отбыванием в колонии усиленного режима.
Тимуру Пипия — 6 лет, 3 месяца и 2 дня лишения свободы с отбыванием в колонии усиленного режима.
Тамазу Пипия — 5 лет лишения свободы с отбыванием в колонии усиленного режима.

Последние слова которые озвучили на суде:
Денис Болтуть : Родился я в семье рабочих, в детстве у меня никогда не было ни поблажек, ничего своего. За мной была младшая сестра, и пока родители находились на работе, приходилось за ней смотреть, делать с ней уроки, кормить. Летом, как и всех детей, нас вывозили в деревню к бабушке. С 13 лет там я начал работать в колхозе. Работа была тяжелая, но в то время я смог зарабатывать себе на карманные расходы и при этом помогал родителям. В дальнейшем я закончил школу и поступил в политехнический колледж. Профессию выбирал сам. Отучился неплохо, получил повышенный разряд, после чего пошел в армию. Служил в 120-ой отдельной механизированной бригаде. В армии участвовал в жизни как культурной, так и спортивной. Офицеры и прапорщики уважительно ко мне относились, доверяли важные поручения. Исполнял обязанности старшины, когда тот находился в командировке. Получил несколько профессий, также военных. До сих пор я поддерживаю контакты со своими офицерами и прапорщиками.

Еще хотел бы рассказать про зиму 2010 года: я служил с 2009 по 2011 год. В декабре 2010 года нас по боевой тревоге вывели на плац, стояла боевая техника, БТРы и ящики с боеприпасами. Почему нас вывели — нам никто не говорил. Простояли часа три, примерно. Потом нас запустили в казармы. На следующий день мы узнали от нашего замполита, что были митинги, он проводил с нами идеологическую работу. И только тогда я начал осознавать, что испытывает человек, когда он не понимает, куда он идет и какая перед ним будет стоять задача.

После армии у меня нет никаких конфликтов с сотрудниками любых органов: есть товарищи, которые служат в ОМОНе; есть товарищи, которые служат в милиции; есть товарищи контрактной службы. С ними я поддерживаю хорошие отношения: мы встречаемся, у нас есть общие интересы к рыбалке, спорту.

Далее я могу сказать только одно: получил я профессию и ею горжусь, ею я приношу пользу не только себе, но и государству

Виталий Шишлов: Высокий суд, хотел бы сказать то, что осознаю, что я поступил неправильно 23го. Не понимал, кто там находится в этой машине. И совершил ужасный поступок, очень сожалею об этом. Если бы здесь присутствовали те милиционеры, то хотелось бы еще раз попросить прощения. У меня все»

Тимур Пипий: Я хотел бы сказать одну вещь, касаемо моего отношения к сотрудникам милиции, потому что гособвинитель всех спрашивал, а меня – нет. Последние три года перед задержанием я в одной кабине проездил с человеком — бывшим конвоиром. Я был знаком с его семьей, с его детьми, знаком с его соседями. Мы прекрасно общаемся. Все его соседи являются сотрудниками как действующими, так и в прошлом. И вопросов, проблем у нас в той плоскости не было. Плюс я учился в Институте правоведения, все мои одногруппники — минимум 75% — были сотрудниками различных ведомств, в том числе некоторые из них действующие — поддерживают и помогают как морально, так и финансово в жизни моей семьи. Это первый момент.

Второй момент — по поводу раскаяния и чувства вины. Да, я признаю вину по стать 342 части 1, но это не говорит о том, что я чувствую вину. Потому что я считаю, что мои действия не причинили никому никакого вреда: ни физического, ни морального, ни материального. Чувство вины только перед людьми, находящимися в зале, перед моими родными, друзьями, перед людьми, находящимися со мной на одной скамейке, перед их родственниками. Я чувствую вину, что где-то смалодушничал, где-то наговорил лишнего по телефону просто из какого-то чувства тщеславия, хвастовства. Перед этими людьми я чувствую вину, перед ними я виноват.

Тамаз Пипий: Хочу отметить сразу, что я не делю людей на категории, социальные признаки и классы. То, как вы ко мне относитесь, так и я отношусь. Таже хочу отметить, [было] несколько бесед с сотрудниками Комитета [государственной безопасности], которые в принципе не отрицаю. Каак и тот факт, что я был задержан просто по каким-то спискам. Я, естественно, не признаю вины по статье 293 УК. Это абсолютный бред. Что у меня какое-то предвзятое отношение к сотрудникам силовых структур, как и у этих парней, сидящих здесь. У меня также имеются знакомые, приятели среди обычных сотрудников и более значимых сотрудников. <…> Выбор есть у каждого человека, и у каждого должна быть своя голова на плечах. Если один сделал что-то плохое, это не значит, что всех других надо ненавидеть.

Высокий суд, мне известно, что вы наделены собственным мнением, не смотря на внешние факторы. Я призываю вас к объективности, принимая решение.

Еще хочу сказать «спасибо» свое семье, друзьям за все, что они делают, за то, что они рядом до сих пор

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.