Игорь Олиневич: Дневник политзаключенного (17)


Продолжение, весь дневник доступен по тэгу “дневник”.

И все же, несмотря на хитрости социального манипулирования, культурного обезличивания, привязки к госсектору, ключевым инструментом подавления населения является карательная система, т.е. оперативная разработка, следствие, прокуратура, суды, “исправительные” учреждения. Выше была подробно разобрана судебно-следственная механика. Логика ее работы требует все новых и новых дел, что обеспечивает собственное непрерывное функционирование. Пенитенциарная система выдает 45% (как минимум!) рецидива. Очевидно, что система воспроизводит преступность ради обеспечения своего существования. Наши судьбы – это топливо карательных органов. Конечно, приведенные утверждения объясняют лишь принципы функционирования и самоподдержания этого механизма. Но в чем заключается подавление, какой социальный эффект достигается? Казалось бы, органам выгодно иметь “быстрый круговорот”: от гражданина к статусу зэка, и снова, и снова, т.е. было бы выгодно сажать редицивистов на незначительные сроки, чтобы они поскорее освобождались, совершали новое преступление (или им пришивали чье-то), возбуждалось дело и дальше по накатанной. И действительно, профессиональные преступники или те, кто принял преступный образ жизни (мастерством не владеют), и дебилы-дураки ограничиваются относительно мягким наказанием. Но при этом огромное число первоходов, чье преступление не связано с криминалом как таковым, получают огромные сроки, что в рамках самой карательной системы невозможно понять. Зачем? Подробнее

Игорь Олиневич: Дневник политзаключенного (16)


Продолжение, весь дневник доступен по тэгу “дневник”.

Беларусь – это семейная корпорация с ежегодным доходом в несколько десятков миллиардов долларов (для сравнения, ежегодный доход Intel – 15 млрд долларов, Apple – 45 млрд долларов). Во главе корпорации стоит совет директоров из министров и руководителей комитетов при Совете министров. Они – не хозяева, а всего лишь топ-менеджеры. Любой из них завтра может оказаться никем. Реальный хозяин только один – Семья. Среднее звено корпоративного менеджмента (уровень исполнителей проектов) составляет около 1000 человек. Это люди, в чьих руках сосредоточена хоть какая-то существенная власть. Нижний уровень – исполнительный персонал, те, кто обеспечивает политику корпорации на местах. Суммарно аппарат корпорации составляет около 90 тысяч функционеров. Это и есть правящий класс страны.

Аппарат призван выполнять две найважнейшие задачи корпорации:
1. Учет, контроль, сбор податей со всей хозяйственной деятельности в стране;
2. Обеспечение корпоративной безопасности и социального подавления.

Наиболее доходные отрасли корпорации – переработка и продажа российской нефти и нефтепродуктов, калийных удобрений, продукция машиностроения и мясо-молочного комплекса, товары химической промышленности. Подробнее

Игорь Олиневич: Дневник политзаключенного (15)


Продолжение, весь дневник доступен по тэгу «дневник».

Володарка – это крупные мрачные своды и длинные коридоры. Но развязные манеры ментов и зэков сразу говорят, что суровая тишина – лишь фасад. Тут муравейник, пронизанный тысячами нитей, он кипит жизнью. Получаю матрас, холодный душ, ожидание в отстойнике, наконец, поднимаюсь в хату. Впечатления абсолютно противоположные тем, которые были, когда впервые передо мной открылась дверь в Американке… Кажется, что попадаешь в бендёгу к гастарбайтерам. На тебя устремляются взгляды с верхних и нижних ярусов нар, из-за стола и даже с пола. 15 мужиков в одних трусах, мокрых от жары и духоты, в кромешном кумаре табачного дыма. Вот теперь я в настоящей тюрьме!

4 июня – день счастья. В камере 10 шконарей, 16 человек, половина – экономические, трое наркоманов, угонщик, мошенник, нардер, алиментщик, убийца, бандит, политический (Казаков) – короче, Ноев ковчег. Тут движение 24 часа в сутки, тут воздух пропитан какой-то вольницей, а не только сигаретами и потом. Угостили чаем, дали почитать газету с репортажем о суде, сравнивали с фоткой: “похож-не похож”. Новый ритм и атмосфера свободы оказали необычный эффект: дня три я проходил в ступоре. Так сильно отвыкаешь от крупного социума и так глубоко уходишь в себя за полгода! Мужики это подмечали, выражали сочувствие, интересовались особенностями условий Американки и тем, как там прессовали. Старался рассказать все, как было, но чувствовал, что ряд вещей не могу передать словами. Как передать изо дня в день усиливающееся чувство ожидания издевательств? Или ощущение постоянного наблюдения за тобой? Тут были мертвые точки для глазка, тут был отгороженный (!) туалет, можно побыть одному хоть немного. Нужно лишиться даже этого, чтобы понять, что значит лишение личности автономного пространства. Подробнее

Россия: Анархисты рассказали, как был взорван пост ДПС


Анархисты, которые уже больше года скрываются от полиции, рассказывают, как они взрывали пост ДПС на московской кольцевой дороге.  Первый антимилицейский поджог в москве был совершен в ночь с 19 на 20 февраля 2009 года. На следующий день в сети от имени боевой группы «Народное возмездие» был опубликован ролик, на котором видно, как неизвестные кидают бутылки с зажигательной смесью в милицейские машины. «Народное возмездие» заявило об уничтожении двух автомобилей и призвало «каждого уважающего себя человека… встать на борьбу с произволом и деспотизмом полиции, спецслужб и бюрократии». С тех пор по всей России было совершено больше сотни поджогов отделений и автомобилей полиции, военкоматов, дорогих машин и строительной техники, которая использовалась для вырубки леса или уплотнительной застройки. После выборов в Госдуму прошла волна атак на отделения «Единой России».

Одной из самых заметных акций стал взрыв возле поста ДПС на 22-м километре МКАД ранним утром 7 июня 2011 года. Ни один человек не пострадал. Мощность взрывного устройства составила 150 граммов в тротиловом эквиваленте. Следственное управление при УВД Южного округа возбудило уголовное дело по статье 213 УК РФ («Хулиганство»). Подробнее

Игорь Олиневич: Дневник политзаключенного (14)

 Свидание с родителями. На этот раз пустили и мать. Наши дорогие матери… Кто уж по-настоящему несчастлив, так это они. Отцы тоже страдают, но по природе своей понимают, что суровые испытания пойдут их чаду на пользу. А мать не принимает никаких доводов, если ее сын за решеткой. Заключенных всегда двое. Мать не может и дня прожить без переживаний за своего ребенка. Стоять в очередях на передачу, ждать письма, ловить любую новость о тюрьме или колонии, где мы отбываем срок – вот их приговор изо дня в день, из года в год. И потому настоящими героинями и мучениками являются матери заключенных. Знаю и вижу, что очень за меня переживают. Но мне радостно видеть их бодрыми и гордыми. Обсуждаем суд. Узнаю мнения разных людей, их приветы и пожелания. Это поражение – на самом деле, наша победа. Такими процессами режим копает себе могилу. Не учли уроки сталинских репрессий, не учли.

Последние дни в Американке. Чувствую, как это место теряет свою власть. Лучи солнца на шершавой стене смотрятся очень красиво. Но все же, в них остается что-то тревожное. Эти полгода не дались даром. На душе навсегда останется отпечаток этого дома, красного дома. Никогда не забыть мне то измерение, когда внешний мир распадается, когда умирает даже надежда, когда не существует ни времени, ни пространства. И в этой константе жизнь сворачивается в клубок чистого страха и чистой воли. Подробнее