К вопросу критической солидарности с заключенными

За многие годы существования АЧК-Беларусь поддерживал различных людей: анархистов, антифашистов, а в одном случае даже националиста, который организовал акцию в поддержку анархистов. За это время мы стали свидетелями формирования авторитета тех людей, которые оказались в тюрьме, а также использования этого авторитета для создания собственной повестки в движении. Одним из финальных толчков для написания этой статьи для нас послужила эскалация конфликта Александром Францкевичем и группой революционного действия внутри движения и угроз в адрес АЧК.

Как же формируется репутация заключенного анархиста?

До того, как стать заключенным, многие анархисты проявляют свою активность в той или иной группе. Репутация внутри коллективов формируется за счет поступков и позиций по различным темам. В анархических коллективах, где проходят критические процессы, очень сложно сформироваться лидерам, которые будут указывать направления развития группы, т.к. коллектив, а не индивид решает, что и как будет делаться. Любой вклад в общее дело оценивается с уважением без попыток создания новых иерархий.

Существуют и коллективы, в которых внутренняя критика считается лишней тратой времени — в таких коллективах формирование сильных лидеров, определяющих направление группы, происходит куда проще.

Создание авторитета внутри движения, среди групп происходит значительно сложнее, так как каждая группа является небольшим микроорганизмом, который определяет взаимодействие с другими группами и таким образом роль индивидуума уменьшается, а с ней и шансы создания авторитетного лидера.

Однако, когда на движение обрушиваются репрессии и ряд людей проходит через задержания, аресты, а порой и тюремные сроки, начинает формироваться репутация настоящего борца движения — некого чемпиона, способного выстоять против системы и не пойти на компромисс с властями. Такие люди получают солидарность не только от анархического движения, но порой и от простых людей — в конце концов борьба Давида против Голиафа действительно заслуживает уважения. В своих призывах мы очень часто об этом говорим — люди, оказавшиеся в тюрьме, нуждаются в поддержке для того, чтобы пройти через тюремный опыт «вместе», а не в одиночку.

Учитывая все трудности, с которыми человек сталкивается в тюрьме и во время репрессий, многие люди, которые не проходят через тюремный опыт, начинают уважать товарищей с таким опытом — и это тоже важно, для понимания того, с чем движение может столкнуться. Однако, помимо уважения создается возможность для роста репутации индивидуума за пределами его группы — уже движение, а не группа видят человека и его поступки, а его борьба в тюрьме воспринимается как общее дело для всех. В таком контексте создается плодородная почва для развития лидера внутри целого движения. Люди начинают прислушиваться к бывшему арестанту с уважением не только по поводу его тюремного опыта, но и любого другого заявления. Мнение такого человека становится более весомым, чем мнение других участников движения.

АЧК-Беларусь на протяжении долгого времени играло важную роль в формировании авторитетов. Работа АЧК заслужила группе определенную репутацию внутри движения: многие прислушиваются к тому, что говорит коллектив по тем или иным вопросам. Учитывая это, решения о поддержке того или иного человека воспринимаются как поручительство коллективом за людей. Помимо этого, наша постоянная работа по напоминанию о заключенных, делает проблемы этих заключенных частью жизни большего количества активистов, превращая заключенных в героев современного анархического движения.

Мы понимаем, что эта роль в некоторой степени поспособствовала формированию авторитета таких людей, как Александр Францкевич, и берем на себя часть ответственности за то, что сейчас происходит внутри анархического движения в стране и за ее пределами.

Важной состовляющей противодействия проблемам является анализ ошибок и планы по разрешению этих ошибок в будущем. Поэтому мы хотели бы набросать несколько предложений по поводу того, что мы можем делать в дальнейшем в движении для избежания проблем с авторитетом заключенных.

Первым решением в сложившейся ситуации может быть развитие концепции критической солидарности внутри движения. Многие годы мы воспринимали заключенных как исключительно позитивный образ, критиковать который нельзя исходя из моральных принципов: человек сидит в тюрьме и очень часто ответить на критику не может. Однако данная ситуация должна меняться, а критика заключенных анархистов не должна проходить внутри коллективов, которые знают этих людей. Осуждение реакционных антифеминистских или гомофобных взглядов не должно восприниматься как война с заключенным, а скорее как политическое заявление. Группы солидарности, в свою очередь, должны пытаться создавать каналы, по которым заключенные могут участвовать в обсуждениях политических вопросов и отвечать на ту или иную критику в свой адрес.

При этом мы обращаем внимание, что критическая солидарность все еще остается солидарностью, а это значит, что мы вопреки нашей политической критики продолжим поддерживать людей, оказавшихся взаперти по вине государства. При этом для нас до сих пор существуют рамки проявления этой солидарности. К примеру, мы по-прежнему не будем поддерживать активистов Пошуга.

Таким образом, мы сможем не только предотвратить формирование героев анархического движения, но и вовлечь людей в политический дискурс внутри страны, позволив им на него влиять и не отставать от политических дискуссий, как это часто происходит из-за долгого тюремного заключения.

Вторым решением должна стать программа поддержки заключенных после их освобождения. Ни для кого не секрет, что беларуская тюремная система, как и тюрьмы в других странах, оказывает крайне негативное воздействие на развитие личности. Хотим мы того или нет, но тюрьма оставляет свой отпечаток на каждом, кто там побывал. В наших общих интересах является минимизация негативного опыта и воздействие этого опыта на динамику развития движения — анархисты должны быть не движением тюремных раскладов, со всеми странностями, а революционным социальным движением, которому чужды склочничество и манипуляции — навыки, крайне полезные для выживания среди тюремного безумия.

Уже сегодня те, кто потенциально могут оказаться в тюрьме, должны понимать, что после тюрьмы предстоит еще долгий путь по восстановлению как физического, так и ментального здоровья. Тюрьма не заканчивается после того, как за вами закрылись ворота зоны, а продолжается каждый день вашей жизни. Лишь общими усилиями мы можем вернуть человека из тюремного мира обратно в социальное движение.

2 thoughts to “К вопросу критической солидарности с заключенными”

  1. В целом правильно пишете, и тему действительно крайне актуальную затронули. Но вот момент что «избежать возникновения героев анархического движения» немного не очень. Любая летопись движения строится на его героях, да и мы росли на их примерах. Память о героях и их героических жизнях позволяет многим не сломаться в тюрьме. Идеи что — абстракция. А герой — конкретный человек, на которого можно равняться.

    Что касается деформации в тюрьме, то как по мне, если человек изначально был дерьмом, то в тюрьме он станет только хуже, сколько не работай над его реабилитацией. Склочничество и манипуляции не прививаются тюрьмой, а лишь укрепляются ею… Так что я бы скорее сделал упор на то, чтобы социализировать людей и прививать им правильные моральные нормы до того как они попадут в тюрьму. И отсеивать из движа изначально людей деструктивных, лживых, с вождистскими замашками. Исправить можно далеко не всех, имхо…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.