Как работали силовики во время протестных акций в Бресте

Наш постоянный читатель написал нам на почту рассказ о том, что происходило в Бресте в период акций протеста и последующих задержаний.

Хроника задержаний, арестов брестских анархистов и антифашистов.

5 марта вскоре после марша не тунеядцев в Бресте были задержаны ОМОНом Козлянко Александр и Денюшкин Андрей, а вечером того же дня милицией и ОМОНом на квартирах Халиков Руслан и Левчук Дмитрий. Лейтенант милиции Игнатовский Василий Александрович

Игнатовский В. А.

составил на каждого из них по два протокола: по статье 23.34 ч.1 (участие в несанкционированном мероприятии) и 17.1 (хулиганство). В городе Береза вечером сотрудники милиции ломились в квартиру к Нелиповичу Игорю, собираясь его задержать за участие в данном марше. Им никто не открыл.
6 марта над ними состоялись суды. Свидетелями обвинения против всех четверых выступали сотрудники Ленинского РОВД: старший лейтенант Гришков Юрий Константинович

Гришков Ю. К.

и майор Щеперко Сергей Александрович.

Щеперко С. А.

 Кроме них против Левчука Дмитрия еще свидетельствовал майор Песецкий Вячеслав Владимирович.

Песецкий В. В.

Статья по хулиганству была на суде снята с подозреваемых, а по 23.34 ч.1 судья Семенчук Александр Александрович дал Козлянко Александру 4 суток ареста, а Левчуку Дмитрию 5 суток. Судья Шурин Дмитрий Викторович дал по 5 суток Денюшкину Андрею и Халикову Руслану, которые все парни отбывали в ИВС при ленинском РОВД.
7 марта их родственникам пришлось пол дня выстоять у ИВС, так как тамошние сотрудники не хотели принимать передачи мотивируя это тем, что за сутки потом никто не хочет платить. С большим трудом удалось добиться, чтобы передачи все-таки приняли.
8 марта к задержанным в ИВС приходили «побеседовать» сотрудники ГУБОПиКа. Один из них представился как Шабатко. Другой же вовсе отказался представляться. Их интересовал и марш, и личные взгляды, интересы парней.
9 марта Козлянко Александр вышел на свободу, но майор Самосюк Николай Георгиевич

Самосюк Н.Г.

задержал пришедшего его встречать Марача Андрея. Составили протокол за участие в марше, копию которого Андрею не дали, а затем посадили его до суда в ИВС. Так же 9 мая в БГУ им. Пушкина был задержан Нелипович Игорь. Его судил в тот же день судья Миронюк Олег Степанович и основываясь на свидетельских показаниях старшего лейтенанта Гришкова Юрия Константиновича дал за участие в марше и пикете по статье 23.34 ч.1 штраф 10 базовых.
10 марта судья Миронюк Олег Степанович после свидетельских показаний старшего лейтенанта Гришкова Юрия Константиновича, утверждавшего, что подозреваемый участвовал в марше, осудил Марача Андрея по статье 23.34 ч.1 на пять суток. Вечером того же дня сотрудники милиции приехали домой к Копатю Константину и попросили проехать с ними в участок «поговорить». С «разговора» домой он уже не вернулся. На него составили протокол за участие в марше и посадили в ИВС, при этом копию протокола так и не дали. Также 10 марта не выпустили отсидевших свой срок Денюшкина Андрея, Халикова Руслана и Левчука Дмитрия. Милиция вытеснила с территории Ленинского РОВД журналистов, правозащитников, родственников и друзей, пришедших их встречать под видом проведения операции «Щит» и повторно задержала всех троих.
11 марта многие брестские и временно проживающие в Бресте анархисты и антифашисты вызывались на «беседу» в РОВД. Причем в повестках стояла лишь дата и куда явиться. Ни к кому, ни по какому делу. То есть повестки были составлены юридически не правильно. В своем большинстве люди не пошли по ним. Те же кто пошел, подписали бумагу, что не будут участвовать в несанкционированных мероприятиях.
11 или 12 марта к Марачу Андрею и Копатю Константину в ИВС так же приходили «побеседовать» сотрудники ГУБОПиКа.
13 марта над Денюшкиным Андреем, Халиковым Русланаом и Левчуком Дмитрием состоялся очередной суд. Дело рассматривала судья Назаренко Лариса Ивановна. Первым завели Халикова Руслана. Вслед за ним на заседание попытались попасть матери задержанных и несколько людей пришедших поддержать парней. Сотрудники милиции отказались кого-либо пропускать на суд, мотивируя тем, что процесс закрытый. После долгих словесных препирательств пустили только мать, но буквально через минуту судья ее выставила по надуманному поводу. Точно такая ситуация повторилась и с матерью Левчука Дмитрия. Пришлось позвать журналистов и правозащитника. Журналист сходил к председателю суда Бобровскому Петру Петровичу. Тот опроверг информацию о закрытом процессе. Лейтенант Ярошук Максим Викторович

Ярошук М. В.

не посчитал мнение председателя суда компетентным в данном вопросе и не захотел никого пропускать. Тогда на имя председателя суда была написана жалоба по поводу совершающегося беззакония. Это подействовало и на рассмотрение последнего дела над Денюшкиным Андреем пустили всех желающих по паспортам. Все трое получили еще по 5 суток по статье 17.1 — ругались матом выходя с ИВС. Свидетельские показания против Левчука Дмитря давали сотрудники милиции: Гордейчук С.Л. и Павленко Д.Е. Против Денюшкина Андрея — сотрудники ОМОНа: Жучик А.Н., а фамилию второго в протоколе суда не указали. Также 13 марта судьей Калиной Святославом Игоревичем на 15 суток был осужден Копать Константин по статье 23.34 ч.1. Показания против него давал уже известный по первым судам: старший лейтенант Гришков Юрий Константинович. Всех четверых осужденных отвезли в кобринский ИВС.
14 марта вышел на свободу Марач Андрей. Его за руку вывела из ИВС адвокат, предупреждая тем самым возможные провокации милиции, которая снова не пускала никого на территорию РОВД, обосновывая свои действия операцией «Щит». В этот же день ректор БГУ им. Пушкина Сендер Анна Николаевна отчислила Нелиповича Игоря из университета за 15 пропущенных пар за семестр. Он их пропустил как раз в период когда его разыскивала милиция.
15 марта в Кобрине в настоящее приключение с квестом превратилось освобождение троих повторно задержанных. Первым должен был выйти Денюшкин Андрей. Положенное время давно вышло, а его все не было. На звонки изрядно нервничавших родителей дежурный ИВС ответил, что его уже освободили. И начались поиски пропавшего по всему городу. Через пару часов он вышел на связь. Оказывается его на пол часа раньше в автозаке вывезли на автовокзал, откуда он и добрался домой. С Халиковым Русланом повторилась та же история, но к подобным пакостям милиции уже были готовы. Левчука Дмитрия вообще выкинули где-то на окраине города и его пришлось хорошенько поискать встречающим.
17 марта около своего дома был повторно задержан Марач Андрей. На этот раз сотрудниками Московского РОВД: старшим лейтенантом Бекачем Иваном Михайловичем

Бекач И. М.

и младшим лейтенантом Лакаевым Александром Рустамовичем.

Лакаев А. Р.

Последний составил на него протокол по статье 17.1.
20 марта на суде он заявил ходатайство на поиск адвоката и заседание перенесли на следующий день.
21 марта эти же сотрудники давали против него ложные показания в суде. Будто бы он ругался матом. Судья Карабан Роман Яковлевич посчитал их слова заслуживающими доверия и дал Марачу Андрею 10 суток.
24 марта был задержан Шпетный Павел. Милиция вечером приехала к нему домой и забрала в участок для разбирательств по поводу его возможного участия в марше 5 марта в Бресте. Активно интересовались анархистами участвовавшими в марше, в особенности Левчуком Дмитрием. После долгой беседы парня отпустили, но не успел он отойти от РОВД и пяти метров как был задержан двумя сотрудниками милиции. Один из них — Михалюк Д.А. составил на Павла протокол по статье 17.1, а копию протокола так и не дал.
27 марта судья Семенчук Александр Александрович отпустил Шпетного Павла из зала суда, а заседание было перенесено на 3 апреля из-за неявки одного из двух свидетелей.
28 марта в Кобрине на свободу вышел Копать Константин. С 15 по 17 марта он лежал под надзором в больнице, так как отравился едой и была высокая температура. По словам начальника ИВС — эти дни идут в счет только тем, кто проходит по уголовным делам, поэтому ему их не засчитали.
31 марта вышел на свободу Марач Андрей. Уже без помощи адвоката и привычных провокаций и пакостей со стороны милиции.
3 апреля состоялся повторный суд над Шпетным Павлом. Судья Семенчук Александр Александрович дал ему штраф 2 базовых за то, что по словам свидетелей — Михалюка Д.А. и второго, почему-то не указанного в постановлении, ругался матом.
Между 20 и 25 марта было проведено три обыска. У Халикова Руслана (ничего не изымали), Левчука Дмитрия (изъяли несколько книг; копию протокола изъятия не дали) и Дмитрия Т. (у него изъяли компьютер, принтер, флешку, термопресс и распечатки кальки; копию протокола изъятия ему так же не дали, то есть милиция может спокойно украсть какую-то из его вещей и он это нигде потом не докажет).
Также 17-18 и 24-26 марта под подъездами отсидевших на сутках парней дежурила милиция в штатском с намерением задержать их.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.