В Минске ГУБОП раскручивает очередное дело против несовершеннолетних

Это письмо пришло нам на почту. Приводим его в оригинальном виде.

Мы двое несовершеннолетних ребят из Минска, интересующиеся идеями анархизма. Летом мы попали в неприятную ситуацию и сейчас, после значительного количества прошедшего времени и долгих обсуждений хотим придать её огласке. Мы решили не называть своих имен и фамилий, и потому представимся вам как V и F.

V:
11 Июля, примерно в 7 часов вечера, Я с товарищем гулял недалеко от Риги. Как только мы вошли в один из дворов, сзади подьехал милицейский УАЗик, из которого выпрыгнули сотрудники милиции и схватив нас посадили в машину. В машине они кричали матом при любой моей попытке поговорить с товарищем, и после 10 минут езды, машина остановилась около 76-ой школы, и меня пересадили в другой УАЗик. В это время на улице было около 20 сотрудников милиции, которые лазили в наших рюкзаках, доставали содержимое, сообщали о нем кому то по рации.
Через минут пятнадцать мы подьехали к РУВД Советского района, где меня вывели из машины, паралельно с другом завели в РУВД, посадили в коридоре и сказали ожидать. Мы с товарищем стояли на расстоянии семи метров друг от друга, рядом нас сторожили девять сотрудников милиции.

F:
Шестеро из них начали лезть ко мне из за моих татуировок. Постоянно оскорбляя меня и распрашивая о их значении. Далее пришел другой сотрудник и положив на стол наши рюкзаки начал извлекать их содержимое. Из моего рюкзака он достал медицинскую маску. А из рюкзака друга около двадцати листовок «Студент борись за свои права», две пары перчаток, два баллончика с краской красного и черного цвета, пару стикеров «бухай — подыхай’ и два государственных флага. Оставив все это на столе, тем самым дав возможность другим ментам подойти посмотреть, потрогать и ещё больше сказать оскорблений в наш адрес.

V:
Нас по одному опросили. Во время этого «опроса» сообщили что мы обвиняемся в том что сломали камеру видеонаблюдения на 76 школе. В качестве доказательств у них были показания сторожа, который опознал нас по внешнему виду. Требовали признаться, получив отказ начинали сначала орать матом, а потом спокойно говорить: «мы как и ты уже устали, поэтому рассказывай и мы сразу отпустим тебя домой», «твой друг уже все рассказал и сейчас уже пойдет домой, а ты останешься здесь до утра, если будешь молчать». И они добились своего. Я рассказал о том что мы с другом гуляли мимо школы, затем решили сделать фото, друг полез по решетке к камере, я в этот момент включал камеру на телефоне, затем что то пошло не так, возможно он начал падать неудержавшись на решетке, он спрыгнул или упал с решетки, а оказавшись на земле рядом с ним на проводе уже висела камера, видимо он схватился за неё. В этот момент из школы вышел сторож что то крича, мы испугались и убежали. То есть это получилось случайно. Пока один мент записывал показания, второй пытался открыть внутренний накопитель моего Android на своем компьютере.

F:
Я дал такие же показания. И несмотря на то, что камера была лишь сорвана с крепления и осталась вполне в рабочем состоянии, причем сорвана неумышленно, с приездом ГУБОПика дело переквалифицировали в уголовное.
После этого «опроса» вызвали наших родителей. Затем отвезли проверили на алкоголь и наркотики.  Менты утверждали что мы неадекватно вели себя при задержании. Прошли тест на отлично. После нас отвезли обратно в РУВД и раздельно друг от друга посадили на сутки.

V:
На сутках не выпускали в туалет, попить не давали. Периодически орали матом из за чего уснуть было невозможно. Мужчина сидящий со мной, лет 35, видно не раз судимый активно спрашивал за что задержали, тогда я рассказывал ему тоже что и ментам. В ходе наших разговоров стало понятно — он стукач. После, я попытался уснуть. Не прошло и пяти минут с нашего молчания как дверь открыли и с криком «подъем животное!», мент отвел меня на еще один «опрос»,  где в грубой форме спрашивал о том кто такие анархисты, что такое анархизм. Говорил о том что мы хотели украсть камеру, нам платят за распространение листовок, мы похитили флаги. Я же в свою очередь все отрицал, говоря что это бред. Тогда спрашивал откуда это и зачем это. Я молчал. Отвели обратно в камеру. Было примерно 3 часа ночи.

F:
Я был в камере один. Пару часов поспать удалось. В туалет так же не выпускали. Снаружи постоянно ржали, орали матом.

День второй.

V:
Утром нас в грубой форме вывели и повели прямиком на очередной «опрос». После часа четыре мы сидели и ждали кого то.

F:
Приехал ГУБОПик. Отвели в другой кабинет. Зашли двое губоповцев, один из них (насколько помню капитан Комаровский) начал требовать данные о других анархистах. Угрожали ЦИПом, говорили что мы сядем как Николай Дедок, а так же что приехала группа из КГБ и нас передадут ей в случае если мы продолжим молчать. Один из них сфотографировал мои татуировки и сказал что покажет своим правым друзьям если мы все не расскажем. Мы отвечали что все уже рассказали, больше ничего не знаем.

V:
Так продолжалось весь день. Ближе к ночи меня отпустили с родителями домой, завтра велели явиться утром на допрос.

День третий.

F:
Перед допросом губопик угрожал мне, требовал на допросе во всем сознаться. Говорил чтоб мы не обращались в АЧК, иначе нам будет плохо.

V:
Перед допросом капитан из ГУБОП отвел в кабинет, где открыл мою страницу Вконтакте, скопировал все диалоги, а так же список друзей в Word. Спрашивал знаком ли я с Вячеславом Касинеровым, что я знаю о движении Революционное Действие,  Пошуг, Волна. Я ответил что ничего.

F:
Приехал адвокат, соц педагог. Нас отвели по разным кабинетам и начали допрос. Рассказывал все тоже что и на «опросах». Обвиняли по статье 339. Часть 2 (Хулиганство совершенное группой лиц). В совершении «преступления» не сознался.

V:
Аналогично.

F:
После допроса проехали ко мне домой. Провели осмотр.

V:
У меня был обыск.

F:
Наши вещи (телефоны, книги, ключи, рюкзаки) до сих пор не вернули. В Сентябре прошли досудебную проверку. Когда суд неизвестно.

3 Комментарии “В Минске ГУБОП раскручивает очередное дело против несовершеннолетних

  1. Вам не кажется, что текст написан как-то странно? Какие-то странные выражения, типо: «сказали ожидать», «сотрудники милиции», «велели явиться» и т.п.

  2. Что странного? Это же юноши, да и к тому же писали быстро, волновались. Очень зря что не раскрывают фамилии. У мусоров уже и так под прицелом, спаленые. А вот огласка в СМИ дала бы толк, и правозащитники бы помогли.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.