Профучет и условия содержания в исправительной колонии №2

На почту АЧК пришло письмо о том, как выполняется новый закон об экстремизме и какие условия содержания созданы для осужденных в исправительной колонии №2 г. Бобруйска.  

«18 мая 2016 года всех, кто имеет какое-либо отношение к различным правым или левым движениям и отбывает наказание в ИК, начали ставить на профилактический учет. Со стороны Министерства пришел приказ о введении нового пункта профучета под №10 — «Склонность к экстремизму и иной деструктивной деятельности». Теперь таких людей можно отличить по желтым биркам, у обычных заключенных они белые.

О профилактическом учете

Как правило, профучет вешают необоснованно: по словам самих сотрудников, из Департамента приходит приказ с конкретным списком людей, которых нужно поставить на этот самый профучет. Почему «повесили», какие для этого основания, куда писать жалобу — все эти вопросы остаются без конкретного ответа.

Заключенным суют на подпись бумаги, что якобы они являются фашистами или террористами, или же состоят в ультрарадикальных организациях и пропагандируют свои идеи другим осужденным, а в случае отказа угрожают закрыть в карцер.

Для всех стоящих на профучете существует три пункта условий:

  1. Спальное место должно находится напротив двери.
  2. Рабочее место должно быть на виду у администрации.
  3. Находиться первым в строю и быть в первых рядах на построении при проверке.

Отношение сотрудников к «экстремистам» резко ухудшилось.

В марте у всех, кто стоит на профучете прошел ряд обысков. Проходил он без присутствия самого заключенного и без предъявления описи изъятых вещей. В основном, изымались письма, книги, блокноты, которые НЕ являются запрещенными предметами. Через две недели все вещи вернули так же, как и забирали.

К представителям национал-социалистов приезжал КГБ с «просьбой» побыть потерпевшими по делу ***. По словам сотрудников КГБ, в деле есть обвиняемые, но нет потерпевших.

На полученный отказ пришел приказ о посадке их в карцер. Причину посадки пишут любую, например, «курил», даже если человек не курит. На данный момент таких случаев было два.

О принудительном труде

В ИК-2 все заключенные обязаны выходить на работу. Однако, трудоустроить всех не могут из-за нехватки мест. Обычным зекам дают право выбора, а для тех, кто стоит на профучете — работать обязательно. Попытки «сняться» заканчиваются неудачей: сотрудники, опустив голову, говорят, что от них требуют с воли, чтобы все «экстремисты» были трудоустроены. Тем самым создаются все условия для того, чтобы те между собой меньше общались.

На свободе, прежде, чем устроиться на работу, нужно проходить медицинскую комиссию. В ИК-2 выгоняют на работу практически насильно и только через месяца полтора говорят пройти медкомиссию, которая заключается лишь в сдаче анализа мочи и крови.

Техника безопасности на работе не выполняется: зеки работают на неисправных станках. При посещении проверяющих органов, на эти самые станки вешается бирка: «Ремонт».

Тем, кому осталось сидеть меньше года, спец. одежду не выдают, но требуют, чтобы человек работал, причем не важно в чем. В этом случае приходится за свои средства покупать робу.

Зарплата распределяется не равномерно. Из всех работающих в бригаде человек, только 5 зеков получают зарплату около 1,5 миллиона, в то время как остальные 45 человек — всего лишь по 20 тыс. При этом все выполняют одинаковую работу.

О медицинском обслуживании и питании

С медициной в ИК все плохо. Один и тот же врач может быть и наркологом, и травматологом, и терапевтом. «Лечат» лишь тех, у кого уже запущенная стадия, всех остальных даже не смотрят. Лекарств практически нет, предлагают зайти через месяц, но и потом ситуация повторяется.

Разрешение на медицинскую бандероль не подписывают, даже обычные витамины не разрешены. Чтобы исправить такое положение дел, осужденному необходимо выслать несколько миллионов на счет колонии.

В столовой кормят испорченной едой. Иногда дают гнилую картошку, на которую зеки уже просто не обращают внимания, а пару раз и вовсе в каше замечали опарышей. Ни о каком соблюдении санитарных нормах речи уже и не ведется.

О связи с волей

Свидания дают в основном на 1-2-3 суток. Осужденный имеет право сам выбрать, какое количество суток его устраивает, но иногда, чтобы получить трое суток, зеку «предлагают» внести некоторую сумму на все тот же счет колонии.

При наличии некоторой суммы денег на счету у заключенного, ему предлагается выписать газету «Трудовой путь», которая издается в ИК, а при отказе от подписки начинают запугивать.

Не всегда доходят письма с воли. Иногда связь специально прерывается, по неизвестным соображениям. Практиковалось такое не раз».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.