Греция: Заявление полного отказника Димитриса Хатцивасилеядиса ввиду угрозы тюремного заключения

2 июня военный апелляционный суд рассмотрит мой приговор к 12 месяцам заключения за мой второй и третий отказ поступить на военную службу. Учитывая тот факт, что мне не дано право на приостановление исполнения наказания  из-за судимости за мою политическую деятельность, залог за мой первый приговор за отказ служить в армии (до 12 месяцев тюремного заключения) был выплачен силами движения солидарности. Плюс три административных штрафа в размере 6000 евро за каждую из четырех повесток, от которых я отказался.
Бесконечные гонения, аресты, унизительные переводы, судебные приставы и приговоры, которые выносятся отказникам от военной службы – все это является ярким воплощением террора со стороны государства, для которого военная обязанность имеет огромное значение. Как я уже писал за решеткой в отделении полиции, где меня держали после ареста за мой третий отказ служить (2/11/14):
«Гонения отказников за наше твердое и обдуманное решение не служить самым жестоким механизмам власти, призваны обуздать антимилитаристское классовое движение. Я не признаю право государства на репрессии. Мое заключение в камере, даже на одну ночь, является жестоким и неприемлемым оскорблением личной свободы и социальной справедливости. Сопротивление государственной жестокости не остановить. Оно будет расти и в итоге победит. Немедленно остановить преследования отказников и положить конец их арестам».

В частности, наложение больших штрафов за каждую отвергнутую повестку является одним из аспектов экономического терроризма и воровства у простых людей, которым и без того туго во времена жесткой экономии. Многочисленные выкупаемые приговоры (решения суда, от которых можно откупиться) – это еще один рычаг власти в руках греческого государства, которым оно только подчеркивает свое господство и вершит экономический террор. Ужесточение закона о военной обязанности и мер против отказа от службы, а также все усиливающееся давление на полных отказников, которые встают под флаг антивоенного движения, испытывают устойчивость к подобным жестким мерам, и в то же время эти меры тщательно скрываются. Ведь, кажется, что борьба против милитаризма сбалансирована, так как на протяжении нескольких лет отказники не отбывали наказание в тюрьме. В то же время преследование широко распространенного в обществе отказа от службы остается в тени, так как не выходит за рамки автономных коллективных сил.

Осенью 2015 года по случаю еще одного суда над отказником я объявил от имени Анархистской группы по боевой пролетарской реконструкции открытое заседание по вопросам антимилитаристской борьбы, ссылаясь на текущую ситуацию и всеобщую необходимость противостоять закону о военной обязанности:
«Не случайно, что ужесточение милитаристской реакции идет рука об руку с активацией военной политики в Греции. Местная буржуазия готовит межгосударственную войну, чтобы получить контроль над водами Эгейского моря, и маскирует свои действия под флагом ИЭЗ (исключительная экономическая зона). Левое крыло, которое взяло на себя развитие националистической стратегии еще до выборов в январе 2015 года, теперь углубляет милитаристскую коалицию с военной диктатурой Египта и Израильским государством, которое выступает в качестве полицейской собаки, палача Восточного Средиземноморья и крупного экспортера геноцидальных технологий и ноу-хау. Греческое государство, как послушный последователь НАТО, недавно дало свой голос в поддержку кровавых операций турецкой армии против курдского автономного движения и народа Анатолии и Месопотамии. Фраза «Греция на первом месте», которую изрек Симитис (премьер-министр Греции с правительством ПАСОК с 1996 по 2004 г.) полтора десятилетия назад, чтобы оправдать поддержку страной бомбардировок НАТО в Югославии, звучит очень остроумно по сравнению с нынешней военной стратегией Греции.

Резня в Восточном Средиземноморье разворачивается все стремительнее. В то же время на границе между Грецией и Турцией массовые убийства совершаются на ежедневной основе. Вооруженные механизмы Греции и Европейского Союза, при поддержке фашистских банд, убивают мигрантов в массовом порядке, чтобы сохранить контроль над классовой границей между привилегированными кастами Европы и угнетенным народом капиталистической периферии, которого раздирают войны. Если бы мы только увидели приближающуюся войну, не признавая безжалостную одностороннюю классовую войну, которая уже бушует, мы бы оказались в ловушке националистического анализа. Греция уже находится в состоянии открытой войны. Необходимо активно сопротивляться военному режиму государства всеми возможными способами, строить мощное антимилитаристское движение. Сто лет тому назад, когда европейские социал-демократы разожгли первую мировую войну, а затем толкнули нацистов к власти, революционное движение называло их евро-шовинистами и социал-фашистами. Но тогда еще было пространство для реформистских иллюзий. Сегодня нет социалистической опоры для капиталистической войны и национализма. Классовая война проявляет себя во всей своей суровости. С одной стороны стоят привилегированные касты буржуазного мира. С другой стороны, широкий и многочисленный угнетенный класс этой планеты, разграбленный и искалеченный во имя межгосударственной капиталистической экономики. Линия фронта вырезана кровью. Пришло время принять нашу позицию в бою».

На сегодняшний день, когда заборы и границы уже не могут сдержать массы обездоленных, которые стремятся к безопасности, тянутся к богатству капиталистического центра, военные действия расползаются и внутрь страны. Концлагеря и разорение являются статус-кво, а также основным инструментом профилактики пролетарского восстания. Как я уже говорил ранее, позиция полных отказников заключается, прежде всего, в интернациональной солидарности, в антифашистской борьбе, в коллективном сопротивлении экономическому терроризму, который основан на оружии и тюрьмах, в мобилизации рабочих, которые под давлением милитаризма вынуждены возвращаться на работу. В классовой борьбе нет места для элитарности. В таких условиях полный отказ от военной обязанности служит примером разоружения государства, а также индивидуализма.

Накал европейского расизма и военного террора ставит перед отказниками задачу этически-политического характера: вместе стать на путь деконструкции государственных военных учреждений. А также подготовить почву для воинственного сопротивления. Мы должны встретить политические репрессии против отказников не с позиций фрагментарной обороны, но с позиции, выражающей реальную интенсивность текущей классовой борьбы, а также подготовить нашу контратаку.

Так, 2 июня, когда меня будут судить во второй раз за отказ от несения военной службы, я снова предстану перед военными судьями и озвучу свое отношение к государству и его привилегированным кастам. Но на этот раз я не стану откупаться от наказания. Мой приговор – это лишение свободы, а тюрьма (где я уже был раньше) ставит нас лицом к лицу с ситуацией реальной войны, политической, она дает колоссальный жизненный опыт. И даже если генералы милитаристской репрессии дадут мне шанс, приговорив лишь к нескольким месяцам, я буду продолжать голодовку (как я делал раньше в стенах антитеррористического подразделения), так что я отвергаю мощь грабительских и воровских мер.

Кто продержится дольше? Пролетарское социальное сопротивление или репрессивный механизм? Нам, как пушечному мясу кровавых хозяев, нечего терять. Нас бесчисленное множество, и мы уже боремся за мир без тирании. Кто, в конце концов, будет бороться за этот гнилой режим? Сила сопротивления и солидарности безгранична. Настало время, раз и навсегда избавиться от принудительной службы военной машине государства.

НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНОЕ ПРЕКРАЩЕНИЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЙ ПОЛНЫХ ОТКАЗНИКОВ

ОТМЕНА ФИНАНСОВЫХ НАКАЗАНИЙ ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС

ВМЕСТЕ УНИЧТОЖИМ ЛЮБЫЕ ФОРМЫ СОТРУДНИЧЕСТВА С КРОВАВОЙ МАШИНОЙ ГОСУДАРСТВА

Димитрис Xатцивасилеядис (полный отказник) – апрель 2016

Перевод: Настя Кассета

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.