Москва: В суде допросили свидетелей обвинения по делу о драке в клубе «Воздух»

7 октября продолжилось судебное разбирательство по делу о драке антифашистов и охранников в клубе «Воздух» 17 декабря 2011 года.  В ходе судебного разбирательства были допрошены еще пять свидетелей обвинения.

Напомню, во время панк-концерта в клубе «Воздух», недалеко от станции метро Курская, произошел конфликт между охранниками заведения и посетителями мероприятия.

По словам зрителей, охранники весь вечер провоцировали людей в клубе, заявляли о своих националистических взглядах и вели себя грубо. Во время концерта на втором этаже случилась потасовка между посетителями, охрана потребовала прекратить концерт, несмотря на то, что поссорившиеся товарищи сразу же помирились. Зрители стали покидать зал, организаторы – выносить технику.  И тут на выходе из клуба случилась драка между охранниками и посетителями. В итоге потерпевшими стали охранники клуба — Брежнев, Соловьев и Марадудин. По их словам, антифашисты Алексей Сутуга, Алексей Олесинов, Ален Воликов и другие неустановленные следствием лица избили охранников и разрядили в них обоймы из травматов. Теперь их обвиняют по статьям хулиганство, нанесение легких телесных повреждений и побои. Антифашисты свою вину не признают, утверждают, что охранники клуба сами спровоцировали драку с неизвестными лицами. Более того, они утверждают, что потерпевший Брежнев сам применил оружие, которого у него не должно было быть.

В то же время суд рассматривает другой эпизод — об избиении несовершеннолетнего националиста Захаренкова 4 декабря 2011 года. Обвинения по эпизоду изначально были предъявлены Сутуге, Олесинову, а также Алену Воликову и Бабкену Гукасяну. Однако затем выяснилось, что у первых двух есть алиби и обвиняемых осталось двое. При этом Гукасян частично признал свою вину.

На прошлых заседаниях были допрошены потерпевшие — владелица клуба «Воздух» Мария Спиринг и один из охранников — сотрудник полиции Павел Брежнев, а также несколько свидетелей обвинения. Двое из них, которые были в тот день на концерте, отметили, что охрана клуба вела себя агрессивно и открыто угрожала зрителям концерта.

Очередное заседание суда прошло в экспресс-режиме – меньше, чем за полтора часа, были допрошены пять свидетелей обвинения.

Первой допросили Марию Киселеву, ее друг – один из организаторов концерта. Сама она в начале мероприятия стояла на входе в клуб. В тот вечер она лишь слышала шум на втором этаже, но ничего не видела. Стрельбу она слышала и вовсе, когда уезжала на машине с друзьями. Вспомнила она и обвиняемого Воликова – он отрывал корешки у билетов на входе и ничего противоправного не совершал.

Киселева также рассказала, что из-за потасовки в клубе ей и ее знакомым организаторам пришлось выносить оборудование со сцены из окна клуба. Они успели вынести аппаратуру еще до 10 часов и не застали стрельбу.

Также она заметила, что охранники накаляли атмосферу в клубе: «Вели себя агрессивно по отношению к посетителям, задирались и демонстративно даже заправляли оружие за пояс, чтобы все видели».

Следующим допросили программиста Анатолия Костычева, который 17 декабря 2011 года пришел в клуб со своей женой. Во время потасовки внутри клуба они с женой спрятались за барной стойкой, где и просидели все время, пока драка не закончилась.

— В какой-то момент там кто-то стол сверху перевернул, потом все закончилось, мы пошли в гардероб. Потом грохот раздался, забежали люди, они стреляли, — описывает события того вечера Костычев.

 — Лица стрелявших запомнили? — спросила прокурор Юлия Шумовская.

 — Нет, там было темно. И я думал не о том, чтобы опознать лица, а как бы оттуда свалить.

В ответах этого свидетеля, в основном, звучало «не помню», «не знаю», «не скажу точно», «не могу утверждать».

— А выстрелы слышали?

— Я слышал грохот, но там темно было.

— То есть вы слышали звук, похожий на выстрелы?

— Там не один звук был, а несколько. Я когда следователю давал показания, сказал, что выстрелов было штук двадцать, а он сказал, что их было семь.

Третьим в качестве свидетеля допросили безработного Николая Воеводина, одного из посетителей концерта. Воеводин рассказал, что видел у людей в клубе во время конфликта ножи, баллончики, но не застал стрельбу. Так же, как и Киселева, он рассказал о грубом поведении охраны клуба.

— Охрана вела себя очень агрессивно. Просто стоит человек, они его берут за шкирку и выводят.

— По внешним признакам? — уточнила адвокат Сидоркина.

— Возможно.

— Посреди концерта? – уточнила судья Наталья Дударь.

— Да, на протяжении концерта я такое видел не раз.

Он добавил, что посетителям с оружием пройти было невозможно, поскольку на входе были металлодетекторы.

Следующим выступил менеджер клуба на момент событий в декабре 2011 года Николай Широков.

Когда началась стрельба, он спускался в подсобку с девушками, которые должны были работать на мероприятии в тот вечер в клубе. Там же, в подсобке, они переждали стрельбу. Он, как и Воеводин, не видел оружия у охранников.

Бывший сотрудник клуба рассказал, что, выйдя из подсобного помещения, он увидел двух окровавленных мужчин. Одного из них,  с многочисленными ранениями, Широков видел ранее в клубе: тот иногда подрабатывал в клубе охранником.

По словам Широкова, это он дал разрешение на проведение мероприятия в клубе, панк-концерт с ним согласовывали как рок-н-ролльную вечеринку:

«Естественно, если бы я знал, что будет такое безобразие, я бы не разрешил».

Что касается наличия оружия у посетителей, Широков сказал, что на входе всех обыскивали и тех, у кого было обнаружено какое-либо оружие, просто не пускали в клуб: «Это уже какие-то опасные люди, которым всегда отказывают во входе».

Последним свидетелем стала Мария Попова. В тот вечер она приехала в клуб по работе. Она зашла в заведение примерно в 10 часов вечера и практически сразу, как девушка попала внутрь, началась драка. Попова успела забежать в комнату для диджеев, где, заперев дверь, переждала конфликт. Стрелявших она не видела.

Выйдя из комнаты, она также увидела двух окровавленных мужчин в зале и выбитые стекла окон.

После допроса свидетелей судья Дударь зачитала заявления потерпевших и свидетелей и рапорты о приводе свидетелей, которые еще не явились в суд.

Еще один потерпевший охранник – Дмитрий Соловьев —  просит провести заседание в его отсутствие. В связи с занятостью на работе и беременностью супруги в суд он явиться не может.

Потерпевший по второму эпизоду – несовершеннолетний Захаренков за это время стал совершеннолетним и в данный момент проходит службу в армии. Основной свидетель по этому эпизоду – Сафонов не может явиться в суд из-за учебы в университете.  Все трое просят огласить их показания в их отсутствие.

Судья Дударь ходатайства обвинения об оглашении отклонила и постановила доставить потерпевших и свидетеля в суд.

Следующее заседание состоится 11 октября.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.