Предателей мучает совесть?

Сегодня мы хотим немного прояснить судьбу одного из осужденных по делу о нападении на Российское посольство – а именно, рассказать про Максима Веткина.

Давайте вместе вспомним эту историю: Веткина вызывают в КГБ еще в конце сентября 2010, в разгар общего хапуна, после допроса его отпускают, сразу после этого на 6 суток задерживают Дениса Быстрика, после этого выпускают за отсутствием доказательств.

Веткина задерживают снова только 4 ноября 2010, и в этот же день берут под стражу. Оказывается, Веткин является одним из исполнителей громкой акции у Российского посольства. Доказательства есть – он обронил (выбросил) перчатку в районе проведения акции, а также включил телефон в том же радиусе. В принципе, он и сам признает свою вину.

На этом органы не останавливаются – им важно знать, кто еще участвовал в акции. Максим называет Игоря Олиневича в качестве организатора акции, а Дениса Быстрика – в качестве оператора. Позже Веткин начинает путаться в показаниях и называть Дмитрия Дубовского в числе участников акции. Быстрика задерживают снова 17 ноября на основании показаний Веткина, он признается, что снимал акцию, однако через 2 дня отпускают без всяких санкций. Денису предлагают вывести следователей на Игоря Олиневича, тот отказывается*. Буквально через 10 дней Игоря задерживают в Москве сотрудники ФСБ с подачи Антона Лаптенка, с которым тот договорился о встрече, и за день перевозят в Беларусь в лапы КГБ. Денис Быстрик подтверждает показания Веткина на очной ставке с Игорем Олиневичем и уезжает из страны 14 декабря 2010 года. Впоследствии он откажется от своих слов и напишет ходатайство о приобщении к делу новых, правдивых показаний, но судья даже не станет читать его письмо.

Через полгода Игоря Олиневича приговорят к 8 годам лишения свободы, а Веткина, принимая во внимание активное содействие следстию и чистосердечное раскаяние – к 4 годам ограничения свободы, т.н.“химии”, и отпустят в зале суда. Обоих суд обязывает выплатить солидарный иск в размере около 100 млн. рублей за поврежденную машину посольства. Быстрик так и останется в качестве свидетеля по этому делу.

Игорь Олиневич уже полтора года как парится на нарах, а где же Веткин? Оказывается, через несколько дней после приговора Веткин обращается в правозащитную организацию Белорусский Хельсинский Комитет с просьбой помочь в составлении кассационной жалобы на приговор. То есть, приговор его не устроил. БХК направляет его в ПЦ “Весна”, куда он так и не дозвонился. Через несколько дней он опять приходит в БХК, но снова его ждет отказ.

Какое-то время спустя Максим приходит в еще одну правозащитную органзацию – фонд “Солидарность”, ответственный за “Программу Калиновского” на территории Беларуси. Данная программа была инициирована в 2006 году в помощь репрессированным студентам, которых исключили из белорусских университетов за их политическую активность. Максим хочет учится в Польше, для чего готов предоставить справку об отчислении с заочного отделения одного из столичных вузов и копию приговора по “политическому” делу. Но оказывается, что сроки приема студентов на следующий учебный год закончились еще в феврале. Максима это не останавливает, и он направляется в польское посольство, где его все-таки включают в число будущих студентов. Прямых доказательств пока нет, но вполне вероятно, что к делу приложил руку бывший кандидат в президенты Алесь Михалевич, который попал в камеру к Веткину в СИЗО-1 и пообещал тому всяческое содействие в переезде за границу, если оба окажутся на свободе. Как видим, обоих вскорости и освободили. В последний момент что-то остановило Веткина перед отъездом, и он остался в Беларуси, где его недавно и заметили прошлые знакомые.

Следует помнить, что Веткин все же осужден, хоть и не к лишению свободы, поэтому, согласно Закону Республики «О порядке выезда из Республики Беларусь и въезда в Республику Беларусь граждан Республики Беларусь», выезд за границу ему должен быть закрыт, т.к. он осужден за совершение преступления и имеет иск перед Российским посольством. Сегодня на каждом углу кричат о запрете выезда некоторым оппозиционным политикам и журналистам, утверждая, что они также внесены в списки сопредельных государств с пометкой “Выезд запрещен”. Веткина, видимо, этот закон не остановил бы.

Что касается сроков наказания, “звонок” у Веткина, по нашим подсчетам, в середине апреля 2014 года. Конечно, он мог выйти по замене наказания более мягким уже в середине апреля 2012 года. Обычно замена производится на “домашнюю химию” – разрешено отлучаться из дома только на время работы. УДО Веткину положено в декабре этого года.

Некоторые думали, что раз Веткин будет работать на свободе, на него ляжет часть выплат по иску (обязательные отчисления с зарплаты), который Игорь Олиневич волей-неволей не сможет выплачивать в худшем случае еще 8 лет. Солидарный иск означает, что судебный исполнитесь взыскивает иск с того, с кого можно его взыскать, независимо от суммы и не делит его на двоих. Недавно стало известно, что исполнительный лист по делу о Российском посольстве лежит нетронутый, т.е. иск не платит ни одна сторона. Вариантов несколько – либо Российскому посольству не так нужны эти деньги и они не дергают судебного исполнителя, либо судебный исполнитель не дергает Веткина.

Не правда ли, мечта – получить такое мягкое наказание, не платить иск, иметь возможность выезжать за границу вопреки всем законам, учиться в Польше за свою “активность”?

Кто желает поговорить с Максимом тет-а-тет, милости просим по адресу:

г. Минск, ул. Жудро, 32-40

Адреса остальных предателей доступны в «Досье на врагов».

*см. видео “Рассказ Дениса Быстрика о событиях осени 2010 года”.

5 thoughts to “Предателей мучает совесть?”

  1. помойму с адресом вы как то круто поступили,мне кажется информации и так хватает.

  2. Ребята, вы не правы. По большому счету, каждый, кто давал показания-предатель. Но, товарищи, не стоит забывать о том, что задержание-экстремальная ситуация. Если человек был не готов к серьезному сроку, то он вполне мог дать показания полуосознанно, что-то высказать впопыхах, а менты начинают раскручивать и вот тебе и показания. К тому же могут на родственников давить. Сломать могут любого. Мне кажется, не стоит отворачиваться от людей сразу. Стоит все обсудить. Надо попробовать понять человека. Ведь то то и взаимопомощь. И адрес зачем? Несуразицы какие то одни.

  3. Что за десткий лепет? «экстремальные ситуация», «понять и простить», «зачем адрес». Тем кто дал показания по которым посадили людей нет и не может быть никакого оправдания. Если не готов отвечать за свои поступки сиди дома и кушай борщ, как советовала мудрая Ермошина. Допрашивали десятки человек, некоторые отказались от показаний на суде, а сломалось только несколько человек, которые пока еще не понесли никакого наказания.

  4. Я тут, да, каждый, кто давал показания против других людей, в какой-то мере предатель. И не факт, что сломались единицы, как утверждает А. Мы не знаем точно, кто что сказал, и вполне вероятно, что были люди, которые остались в тени, а их словами дали показания уже те, кого мы считаем предателями. Да, это экстремальная ситуация, да, были угрозы, да, страх перед лишением свободы играет большую роль. Но какого черта человек вообще шел на такую акцию, если он не ожидает репрессий и не готов к ним. Более того, с момента задержания первой группы активистов прошло 2 (!) месяца, прежде чем задержали Веткина. Неужели нельзя было за это время выучить все свои права и УК наизусть, обратиться к друзьям за помощью, обратиться к правозащитникам за юридической консультацией? Да, вполне вероятно, что Веткин и другие в какой-то момент просто затупили, и потом подумали, что нет пути обратно. Но путь обратно был — ценой своей свободы. Этот выбор сделал в свое время Жингеровский и, с опозданием, Быстрик. Отказ от показаний для Веткина означал бы такой же срок, как и для Олиневича, он выбрал путь «утопи товарища путем собственного освобождения». Поэтому для нас он предатель. Просто мы видим разницу между пытками, избиениями, реальной угрозой жизни и угрозами уволить, исключить из универа, лишением свободы. Никому иголки под ногти не совали, это и не требовалось.

  5. По-моему разница очевидна: 1. Веткин действительно учавствовал в акции нападения на российское посольсвто, получил 4 года «химии», в настоящее время гуляет на свободе 2. Олиневич в акции нападения на посольство не учавствовал, получил 8 лет в первую очередь из-за показаний Веткина, отбывает наказание в колонии строгого режима. Нуежели непонятно кто из них предатель?

Добавить комментарий для Ilson Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.