Слово анархиста Дмитрия Дубовского в суде

Я, Дмитрий Дубовский, являюсь сторонником повстанческого анархизма. Во время белорусского восстания представлял и действовал от фракции «Чёрное знамя». Обращаюсь с этим словом к сидящим рядом со мной трём смелым и гордым соратникам, братьям-анархистам Игорю, Диме и Сергею.

Волею судьбы и сложившихся обстоятельств, мне приходится озвучивать это слово здесь в суде. Это не последнее мое слово, как того хочет судебная власть. Оно не может быть последним только лишь потому, что любые действия всегда звучат громче слов – они будут слышны вечно, несмотря на решение суда и в независимости от того, где каждый из нас будет находится.

Уже неважно, кто из нас был причастен к этим действиям и был ли причастен вообще? Беларуская революция записала и вписала нас в историю именно такими, какими хотел видеть нас восставший народ: партизанами и повстанцами, вставшими на защиту революции и свободы, народными смельчаками, бросившими вызов тирании!

Поэтому, уважаемые братья-анархисты, всё что нам сейчас остаётся и что мы можем сохранить, так это именно этот наш образ – революционеров-повстанцев и анархистов дела!

Я очень рад, что в своих словах и обращениях здесь в суде, вы гордо и с достоинством поддержали и выступили от фракции «Чёрное знамя». Также хочу выразить уважение за ваше решение бойкотировать большую часть заседаний этого судебного процесса. Это было правильным и обоснованным решением с вашей стороны.

Я же, в свою очередь, оставался и находился в зале суда из любопытства. Мне хотелось воочию убедиться и проанализировать как это работает и работает ли вообще, в какую сторону будет перевешиваться чаша весов «слепой» богини правосудия Фемиды, и как разыгрывается этот спектакль?

Хотя изначально было понятно, что находясь в плену лукашенковского режима, полагаться на справедливость и гуманность судов не приходится!

Поэтому у меня нет сомнений в том, что суд вынесет обвинительный приговор и назначит максимально суровые сроки, запрошенные прокурором каждому из нас.

Далее выскажусь и скажу о том, почему, как и за что меня и трёх остальных обвиняемых анархистов, с полностью сфабрикованным и заказным со стороны власти обвинением подвергли суду.

Наши судьбы и наказания были предрешены и определены еще задолго до начала рассмотрения нашего дела в суде. Сам же судебный процесс — это всего лишь формальность и спектакль, не имеющий никакого отношения к правосудию, и тем более не связан со справедливостью.

Как только я и трое других обвиняемых анархиста оказались в руках КГБ, следственное управление решило использовать наше задержание в собственных целях и интересах. В частности, получения преференций от власти за поимку и раскрытие якобы опасной группы террористов.

Но правда в том, что в нашей поимке и задержании заслуги КГБ нет никакой! Всё на что КГБ оказалось способным, так это на подлое и циничное обвинение в отношении нас. При этом, даже не представив весомых доказательств для этого, толком не разобравшись, кто и как в действительности совершал поджоги указанных в обвинении объектов и транспортных средств, КГБ просто-напросто исполнил политический заказ власти, который был обусловлен мерами по подавлению протестного движения в стране. В оправдание легитимности подобных мер властям нужен был весомый предлог.

И такой предлог нашёлся в виде борьбы и противодействия экстремизму и терроризму. Соответственно, нужны были и реальные террористы, либо их нужно было придумать или назначить из тех, кто был схвачен в плен (задержан и посажен в тюрьму) пособниками лукашенковского режима.

В этой связи, на примере и по случаю задержания меня и ещё троих анархистов у границы с Украиной, КГБ, заручившись поддержкой гос. СМИ, незамедлительно и наплевав на т.н. «презумпцию невиновности», начали целенаправленно и преднамеренно создавать и раскручивать из наших личностей образ террористов.

А вменяемые нам в обвинении действия, заключавшиеся в уничтожении имущества, преподносить как «акт терроризма», устрашение общества; открыто транслировать эти нарративы о терроризме и анархо-террористах беларускому обществу.

Весь этот информационный вброс и спекуляции, связанные с нашим задержанием были направлены на создание и нагнетание ещё большей атмосферы страха в стране, с целью дальнейшего давления на общество, подрыва доверия между людьми, которые сплотились и объединились в борьбе против нелегитимной власти. Но в первую очередь, пожалуй, для того, чтобы создать иллюзию в глазах общественности о правомерности и необходимости жестоких мер и репрессий в отношении протестно настроенных граждан, инициатив, независимых СМИ и мн. др.

Я полагаю, что если бы в те самые дни октября 2020 г. мы не были задержаны пограничниками, то террористами был бы назначен кто-то другой, а хуже и страшнее всего, если бы вместо этого КГБ и иным силовым ведомствам пришлось бы самим заниматься и совершать провокации и акты терроризма, то в этом случае трагических последствий возможно было бы не избежать!

Сомневаться в том, что силовой блок и спецслужбы способны на подобного рода провокации не приходится. Взять хотя бы свежий пример: дело по т.н. заговору с целью свержения власти и ликвидации её верхушки и самого президента, где среди заговорщиков был провокатор.

Не стоит также забываться о том, что взрыв в минском метро 2011-го года, повлекший реальные жертвы, до сих пор не закрыл вопроса о возможной причастности к организации этого жуткого теракта людей в погонах.

Не исключено, что подобных примеров больше, как и реальных действий, в которых могут быть замешаны сами же силовики и комитетчики (ГБисты). Ведь не зря КГБ в народе уже давно стали называть как «Комитет государственного беспредела», и это всё неспроста! Такой характеристике они были удостоены за разного рода уголовные дела подобно нашему. С предвзятыми и фальшивыми обвинениями. За особый цинизм и подлость, с которым они выслуживаются перед диктатором, в своём раболепии ему, они снизошли до такого состояния, при котором понятия доблести и чести, служения на благо и безопасность народа населения исчезли!

Я также полагаю и убежден в том, что вся судебная система уже давно не работает на то, чтобы восторжествовала правда и справедливость. Суды и представители т.н. «фемиды» в принципе не призваны разбираться в первопричинах и первоисточниках совершаемых деяний. Учитывать сложившуюся обстановку в стране в период которой совершались вменяемые нам действия и что этому предшествовало. А стоило бы!

Стоило бы рассмотреть все звенья сложившейся цепи событий, так как вина за содеянное лежит вовсе не на мне и не на трёх остальных обвиняемых анархистах, а на тех, кто посеял недоверие между людьми, на тех, кто создал и увеличил раскол в обществе. Эта вина лежит на том и на тех, кто прикрываясь якобы любовью и заботой о народе, думал лишь о сохранении собственной власти над этим народом.

Эта вина целиком и полностью на том, кто решил силой и штыками удерживать своё господствующее положение над всем остальным белорусским обществом.

Но такая вина и её истинные виновники, по определению судов, не изобличаются и не наказываются. Потому как это автоматически поставит под сомнение существование как самих судов (судебной власти), так и государства в целом, а также их пользы для общества в защите прав и свобод личности и безопасности граждан.

Против самих себя, своих покровителей, вы не будете применять законы и уголовное преследование, по которым судите и удерживаете в тюрьмах оппонентов и противников действующей власти.

Закрытое заседание по нашему делу является одним из наглядных примеров, подтверждающих мои слова. Ведь таким образом мы были лишены права на справедливое и публичное разбирательство дела «беспристрастным судом». Не говоря уже о том, что с самого начала, как только нас задержали, были нарушены и не соблюдены процессуальные нормы, а также применены насильственные методы, физическое и психологическое воздействие во время дознания.

(Общеизвестно, что суд, нескреплённый процедурой, не скреплён справедливостью!)

Точно также могу с уверенностью утверждать о том, что КГБ, суды, гос. СМИ и и иже с ними в реалиях беларуского государства являются всего лишь инструментами для сохранения и удержания власти.

Ну а мы, как впрочем и любой другой простой человек из народа, попавший в жернова их системы, употребляются этими инструментами, как средство, чтобы устрашить других.

Суды, как и многие другие гос. институты, вовлечены нелегитимной властью в провидимую этими же властями политику террора. По-другому это никак не назовёшь.

Соответственно, судебный процесс над нами является показательной расправой, «судилищем» по заказу ныне действующей власти.

Добровольное участие в таком «судилище» лиц, вставших на сторону обвинения и продолжающих обслуживать нелегитимную власть, автоматически ставит их в один ряд с теми, кого вполне справедливо и оправданно нарекли и называют в народе карателями, оккупантами и угнетателями!

Подобными эпитетами представителей режима нарекли за то, что они прибегали к бесчеловечному обращению, пыткам, актам насилия, незаконным/преступным действиям, повлекшим телесные повреждения, травмы и даже гибель людей в дни до, во время и после «президентских выборов-2020», а также на всём протяжении существования лукашенковского режима и его единоличного правления и доминирования над беларуским обществом.

Поэтому я не считаю необходимым оправдываться и извиняться перед теми, кто так или иначе работает на существующую власть в т.н. Республике Беларусь и осознанно участвует в развязанном по отношению к своим собственным гражданам государственном терроризме!

Единственное, о чём я могу сожалеть, и за что извиняться, так это за то, что мне не удалось оказать в полной мере соответствующую поддержку восставшему народу и всем тем людям, кто хоть и не был включен в протесты и борьбу напрямую, но точно также ждал и желал перемен.

Я сожалею о том, что мне не удалось оказать эту поддержку в полном объёме, как того требует революционная борьба, а лишь частично и теми методами к которым мне пришлось прибегнуть.

Я также рекомендую стороне обвинения и всем, кто заинтересован и желает, чтобы меня и остальных обвиняемых анархистов осудили на долгие годы заключения и всем тем, кто слепо приводит в исполнение этот и многие другие политические заказы власти, призадуматься над тем, на что я обращаю внимание.

Призадуматься над тем, что происходило и происходит в действительности, кто по-настоящему представляет угрозу обществу и кто реальный террорист.

Призадуматься над тем, в чьих интересах вы судите, кого защищаете, а кого осуждаете!

Помните и знайте, что тюрьмами уже ничего не исправить. Нельзя запретить и ограничить революционные идеи и желания всего остального общества освободится и избавится от тиранического режима.

Помните и знайте, что ни одна из репрессивных мер, применяемых властями, не даст им нужного эффекта в плане устрашения и подчинения граждан. Всё наоборот!

Властям рано или поздно придется смириться с неизбежным и отступить, признать своё бессилие в борьбе с движением народного сопротивления.

Все шаги и реакция власти лишь подталкивает общество к радикализации – вместо подчинения и страха. Сила и страх хороши там, где растят рабов, но они абсолютно бездейственны там, где народ готов и желает вести решительную борьбу с угнетателями, стремится к свободе.

Сопротивляться тирании является неотъемлемой составляющей человеческой деятельности. И если запрещать людям действовать открыто, они будут вынуждены «уйти» в подполье.

Протестное движение будет действовать подпольно до тех пор, пока давление власти на людей не уменьшится, не отпадёт необходимость сопротивляться.

Так и в случае со мной. Если бы не давление властей, некогда оказанное на анархическое движение, если бы власть не вытесняла нас из страны, не блокировала нашей миротворческой и ненасильственной деятельности, практик и инициатив внутри самой Беларуси, то мне не пришлось бы переходить на нелегальное положение. Как, возможно, и не пришлось бы прибегать к тем действиям, к которым я был вынужден прибегнуть осенью 2020 г.

Я вернулся и зашёл в города некогда покинутой мной страны не как террорист и вовсе не для того, чтобы устрашать общество.

Я пришёл и оказался в стране в те самые дни, когда государство и его силовики шли в атаку на собственных граждан и терроризировали население.

Я оказался здесь, в Беларуси, в дни обострения политической ситуации. Тогда, когда обстановка в стране уже была дестабилизирована (это признано как самой властью, так и многими журналистами).

Когда даже сам сомнительно избранный президент прямо и открыто угрожал людям, говоря и заявляя следующее:

«Никого больше в плен не брать, а оставлять их (протестующих) как минимум без рук…» и т.п. угрозы.

А после и вовсе вооруженный автоматом, со своим несовершеннолетним сыном (также вооруженным) фактически объявил войну своему народу!

Я уже не говорю про многие другие случаи, не только угроз, но и конкретных действий преступного характера со стороны силовых ведомств и всей гос. системы в целом.

Видя и наблюдая всё это, неужели сторона обвинения думает и полагает, что человек, имеющий совесть и нравственный стержень внутри себя, чувствующий свою причастность к судьбе своих товарищей и единомышленников (находившимся на тот момент либо в тюрьмах, либо под жёстким прессингом и контролем силовых ведомств), переживающий за судьбу своих родных и близких и всего народа в целом, будет оставаться в стороне и бездействовать?!

Вот и я не смог быть в стороне от всего происходящего в Беларуси!

Силовое решение проблем и возникшего конфликта между народом и властью окончательно лишили меня убеждённости в справедливом устройстве беларуского государства и его способности обеспечивать должное право на жизнь и безопасность своих собственных граждан.

Именно сама ныне действующая власть своим отношением к народу и нарушением законности вынудила меня выйти из подполья тогда, когда этого требовала ситуация.

В зоне моей моральной ответственности было и есть бороться и противостоять подобным проявлением государственного терроризма и беспределу со стороны силовиков.

Я преследовал совершенно противоположные обвинению цели, а именно:

  • Бороться всеми доступными способами и средствами с авторитарной системой.
  • Защищать себя и остальных граждан от агрессии государства и его силовиков.
  • Выразить солидарность и поддержать восставшую часть общества.

Я выступил на стороне пострадавшего от действий властей – народа! На стороне народа и граждан, у которого имелись и имеются до сих пор аргументированные сомнения в законности действующей власти.

Я был вынужден прибегнуть к тем действиям и партизанской тактике борьбы, которые были обусловлены той социальной нормой, что установилась в обществе на тот момент.

Я избрал ту форму действий, которая резонировала с чувствами и желаниями многих людей в Беларуси и за её пределами. Поэтому я не считаю себя виновным в том, что противостоял этой системе.

Я участвовал и внёс свой вклад в борьбу, которую начала часть общества этой страны против оккупационного режима, во главе которого находится сомнительно избранный президент.

Я участвовал в этой борьбе с целью поддержать восставший беларуский народ, его стремления избавиться от диктатуры!

И я абсолютно убеждён в том, что этот народ, рано или поздно, достигнет поставленных целей в своей борьбе за новую и свободную Беларусь!

Беларусь будет вольной!

Тирания будет повержена!

Мы анархисты всегда были и остаёмся с народом в их борьбе против деспотической власти!

Мы ещё вернёмся!

Да здравствуйте Анархия!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *