Германия: под следствием старейшие активисты леворадикального движения

После 33 лет эмиграции во Франции Соня Зудер 79-и лет и Кристиан Гаугер  70-и лет, были экстрадированы в Германию 14 сентября 2011. Кристиан был перевезен через границу в машине скорой помощи! Соня была заключена в тюрьму в городе Франкфурт-Пройнгесхайм; Кристиан в тюремной больнице. Кристиан, который перенес остановку сердца в октябре 1997 и после этого находился под постоянным медицинским наблюдением, оставался в  заключении в течение месяца после экстрадиции; сейчас его заставляют  два раза в неделю отмечаться в полиции. Соня, которая остается в  заключении в Пройнгесхайме, является, по-видимому, самой старой  женщиной, которую содержат в тюрьме до суда. Обвинения были  предъявлены в ноябре 2011, а суд планируют начать в 2012.

Давняя традиция сопротивления

Революционные Ячейки  (revolutionary  cells, RZ) были частью левого движения и начали заниматься   революционной деятельностью в ФРГ в 1973, они стремились найти новые  формы радикализма и начать сопротивление. Они основали третью группу городских партизан, после RAF и Движения 2 Июня; но в отличие от   первых двух, RZ не хотели играть роль авангарда. Они предпочитали  действовать внутри легального левого движения. В середине 1970-ых RZ создали феминистскую организацию Rote Zora. RZ и Rote Zora прекратили деятельность в начале 1990-ых.

Соня и Кристиан обвиняются в совершении двух из примерно дюжины антиядерных атак, совершенных RZ. Первая, 22 августа 1977, была направлена против немецкой корпорации MAN, которая способствовала созданию атомной бомбы в ЮАР.  MAN продавала компрессоры для обогащения урана расистскому режиму апартеида. Вторая атака, совершенная вскоре после первой, была направлена против корпорации KSB, которая была тогда ведущим производителем насосов для систем охлаждения атомных электростанций. Соню и Кристиана также обвиняют в поджоге Гейдельбергского замка 18 мая 1978 года, совершенном RZ. Целью акции было привлечь внимание к противоречию между шикарным туристическим фасадом Гейдельберга и политикой принесения в жертву прибыли интересов людей.

Сфабрикованные доказательства

По всем трем делам обвинение основывается на так называемых показаниях  Германа Ф, которые были получены в условиях, которые можно назвать  пытками. Летом 1978 у Германа на коленях сработало взрывное  устройство, которое предназначалось для консульства Аргентины в  Мюнхене, таким образом RZ боролась против военной диктатуры в этой  стране. Герман выжил, но был тяжело ранен, он полностью ослеп, потерял  обе ноги и у него были сильные ожоги. Ему ввели сильные седативные и  болеутоляющие препараты и отправили в больницу, а оттуда – в полицию.  Там его держали в полной изоляции. С ним общались только офицеры  службы безопасности, прокуроры и судьи, которые тщательно записывали  все, что он говорил. Герман был в абсолютно беспомощном состоянии и в  течение 18 недель плохо воспринимал происходящее. Ему не давали  общаться с друзьями и с его адвокатом, им манипулировали. Когда Герман  наконец вырвался из изоляции, он отказался от якобы данных им  показаний, заявив, что они сфабрикованы и что он этого не говорил.

33 года в эмиграции

Осенью 1978, через год после „германской осени“ и в разгар охоты  государства за радикальными левыми, Соня и Кристиан заметили слежку.  Они уехали за границу, не имея никакого плана. Только потом они  узнали, что против них выдвинуты обвинения. В 2000, 22 года после их бегства, Соня и Кристиан были арестованы в  Париже. За это время добавилось еще одно обвинение: через 24 года  свидетель обвинения Ганс Иохим Клайн вдруг вспомнил, что Соня в 1975  перевозила в Вену оружие для атаки палестинско-немецкой группы против  конференции министров по нефти стран OPEC . (Клайн участвовал в этом  нападении, но потом отошел от этой деятельности, ему помогли немецкие  Зеленые и бывшие левые и с ведома немецких секретных служб он спокойно  жил во Франции до  1999. После его политически мотивированного ареста,  он был осужден в 2000 во Франкфурте, но вскоре был помилован и вышел  на свободу. Во время суда в 2000 году Франкфуртский районный суд  отверг показания Клайна против Сони и остальных как недостоверные, но  сейчас эти обвинения снова всплыли. Тем не менее французский суд в  2000 году отверг запрос из Германии об экстрадиции. После того, как  был внесен залог в несколько сотен евро Соне и Кристиану разрешили  оставаться во Франции. Но в  2007,  немецкая полиция воспользовалась  изменениями в европейском законодательстве и подала  „европейский“  ордер на арест. Хотя в нем нет никакой новой информации, а только  старые обвинения в новой форме, французские власти в 2010 приняли этот  ордер.

Никаких сделок. Никаких показаний.

Соня и Кристиан  из поколения левых  1960-ых и 1970-ых; они уже тогда  боролись против системы тюрем и репрессий. Десять лет назад они  отказались от сделки, предложенной немецкой прокуратурой, которая  обещала условку в обмен на добровольное возвращение в Германию и  признание. Они всегда отказывались от дачи любых показаний. В интервью  2010 года Соня сказала “если заранее договоришься, что в случае чего,  не будем говорить ни слова, то чувствуешь себя легко и спокойно.” Их жизнь показала, что можно прожить без буржуазной карьеры, не  приспосабливаясь к господствующей системе. Они из поколения 1968, которые не превратились в Зеленых, оппортунистов или жадных до  власти политиканов. Левых активистов жизнь не может «заставить»  жертвовать своими политическими и личными идеалами. Власти так упорно  добивались экстрадиции и судебного преследования Сони и Кристиана  только потому, что они отказались сотрудничать с репрессивными  структурами.

Настоящее преступление

Все политические процессы построены на том, что они объявляют законный  протест преступлением. Но в данном случае преступление это вооружение  расистского режима, а не радикальная борьба против этого; настоящее  преступление это разрушение удобной для жизни и доступной по цене  инфраструктуры, а не протест против джентрификации; настоящее  преступление это ядерная программа, а не антиядерное сопротивление.

В то время, когда правительство ФРГ продолжает поддерживать экспорт  атомной продукции, и ни одна корпорация не привлечена к суду за  поддержку режима апартеида, Соню и Кристиана через тридцать лет будут  судить за борьбу против этих преступлений. Их не могли посадить пока  европейский закон направленный против беженцев и тех кто ищет убежища,  не стал более жестким.

Свободу и счастья Соне и Кристиану!

То, что они твердо держатся, несмотря на тяжелую болезнь Кристиана и  несмотря на три десятилетия эмиграции, вызывает уважение.  Международную солидарность проявляют все кто боролся и продолжает  бороться против тюрем, системы государственной безопасности, ядерной  мафии, расизма и джентрификации. Не случайно в 2011 в день Кастора в  Венланде, где с 1970ых продолжается традиция антиядерного  сопротивления, были баннеры и листовки с призывами к солидарности с  Соней и Кристианом. Нужна международная поддержка. Давайте сделаем  так, чтобы они не чувствовали себя экстрадированными!

http://www.verdammtlangquer.org/2011/12/mehrsprachiger-aufruf-zu-sonja-u…

Пишите письма поддержки!

Sonja Suder

JVA III Obere Kreuzäckerstr. 4

60435 Frankfurt am Main

Germany Германия

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.