23 мая. Четвертый день суда по делу «белaруских анархистов»

В суде Заводского р-на г. Минска судья Хвойницкая Ж.А. продолжает рассмотрение уголовного дела в отношении белорусских анархистов – Игоря Олиневича, Николая Дедка, Александра Францкевича, Максима Веткина и Евгения Силивончика. Молодых людей обвиняют в совершении ряда политических акций, в частности, в нападении на посольство РФ в Минске в августе 2010 года. Им предъявлены обвинения по статьям «злостное хулиганство» (ч.2 ст.339 УК РБ), «умышленное уничтожение либо повреждение имущества» (ч.2 и 3 ст.218 УК РБ). Францкевичу еще предъявлены обвинения за «компьютерный саботаж» (ч2 ст. 349, ч.2 ст. 351, ст. 354 УК РБ).
Дедок, Олиневич, Францкевич не согласны с предъявленными обвинениями и не признают свою вину. Веткин и Силивончик признают себя виновными частично и дают показания против других обвиняемых.


Подробности 1-го судебного заседания, 2-го судебного заседания, 3-го судебного заседания


10.00
Начало судебного заседания.
В здание суда не впускают в мужчин в шортах. В здании суда присутствует основной свидетель обвинения – Конофальский Захар

10.10
Первым выступает эксперт из витебска Шангрик – начальник отдела компьютерной аналитики г. Витебска. В найденном коде присутствуют алгоритмы, позволяющие уничтожить информацию (до этого было утверждение, что скрипт размыт и указать точно код точно невозможно). Чтобы написать данные скрипты, надо знать разметки http, также нужны знания в php, необходимы знания о перл, си, и знание виндоус и линукс. Сейчас существует много программ для расшифровки паролей для получения доступа на веб сайт. Подобные программы можно скачать из интернета. Антивирус – коммерческий продукт, поэтому затрудняюсь сказать точно, сможет ли он найти указанный код.

10.30
Выступление свидетеля Конофальского
Я знаком с Францкевичем и Дедком, остальных, в том числе Олиневича, не знаю.
Дедок пригласил по интернету на акцию у Генштаба. Когда я пришел на акцию, было несколько групп людей. Пришел Дедок и со всеми поздоровался, подошли люди в масках, предложили марлевые повязки. Кто-то бросил в сторону Министерства Обороны дымовую шашку. В сообщении приглашения не было никаких уточнений, что приносить с собой. Акция около Генштаба имела антимилитаристский характер. Про дымовую шашку ничего не знаю. Францкевича на тот момент не знал.
Дедок Николай пригласил меня в группу Автономного Действия (перечисляет членов Автономного Действия.) Сайт Автономного Действия администрировали Дедок и Францкевич. О том, кто администрирует сайт, никто не скрывал в рамках АД.
Дедок предложил на квартире Лаптенка провести акцию около казино Шангри Ла (перечисляет фамилии присутcтвовавших). Я был против акции. После этого об обсуждении акции я ничего не слышал. Я знаю об участии Дедка в этой акции, об участии остальных не знаю.
За месяц до первомая на квартире у Дедка предложили провести акцию в честь первого мая (перечисляет людей, учавствовавших в обсуждении). Я был против акции. Дедок позже рассказал про роли участников по почте: я должен был следить за обстановкой, Дедок, Дубовский и Францкевич должны были бить окна. Позже роли изменились и я должен был рисовать на стене. Файер в здание Дома Профсоюзов бросил я. Файер был один. Целью акции у Дома Профсоюзов не был поджог. Дедок снимал акцию. О машине заранее при мне договаривался Францкевич, но на акции он не присутствовал. Дубовский знал, к какой машине отходить и знал водителя.
События около Дома Профсоюзов помню лучше сейчас, чем при допросах ранее.
Францкевича узнал на одном из занятий Беспартшколы.

12.20
Прокурор попросил зачитать показания Конофальского, полученные на предварительном следствии.

12.20
Сначала будет проведен допрос Конофальского стороной защиты.
Дедок допрашивает Конофальского
Был ли ты введен в заблуждение относительно противоправности действий, имея в рюкзаке куски тротуарной плитки и баллон с краской? Дедок отметил противоречия между показаниями Конофальского, в результате которых Конофальский не мог знать Дедка в момент акции около Генштаба.

Адвокат Дедка допрашивает Конофальского:
Почему сегодня вы лучше помните события нежели ранее?
В акции у Шангрилы я не учавствовал, роли людей сказать не могу. В КГБ со мной только разговаривали, а позже в РУВД я давал показания. Изначально не все показания были правдивы.

12.30
Оглашают протокол допроса Конофальского от 17 сентября:

Я встретился весной с Дедком после пришедшего от него по почте приглашения. До этого я писал ему по почте о заинтересованности в анархических идеях.
Во время акции около Генштаба Дедок крикнул: «Начинаем!»

На видео позже я узнал Олиневича, который бросал шашку.
По моему впечатлению Дедок был главным. Дедок Николай был неформальным лидером в АД, Францкевич администрировал веб-сайт. Согласия на вступление в АД я не давал.
Как я понял из разговоров, Дедок учавствовал в акции на Шангриле. Я всегда был против радикальных действий. Но учавствовать в акции наблюдателем я согласился. Я видел как Дубовский разбил окно Дома Профсоюза и забросил туда файер.
Из разговоров с Францкевичем, я понял, что он взломал сайт Новополоцкой администрации.
Участвовал в нападении на российское посольство скорее всего Олиневич, потому что никто другой сделать это не мог.

Пояснения Конофальского:
Не все перечисленные показания правдивы.
Олиневича узнал только после того, как указали на него и сказали, что это Олиневич.
Дедок был не главным, а был координатором.
Из разговоров Дедка я понял, что члены АД не участвовали в акции около Шангрилы.
Около профсоюзов файер бросил на землю я. Изначально в акции у Дома Профсоюзов я не упоминал подробности про машину, так как у водителя недавно умер отец.
По поводу взлома сайта Францкевичем- за несколько недель до взлома сайта Францкевич скидывал мне ссылку на сайт, где была статья о милиции. С ним взлом мы не обсуждали. Францкевич не скидывал мне ссылку на взломанный сайт.

12.25
Допрос Конофальского стороной защиты.

Адвокат Дедка:
Почему вы решили, что Дедок был неформальным лидером?

Конофальский:
Такие выводы сделал из общения. Дедок был среди людей, которые были в масках, раздавали маски.
Где и когда мне показывали видео с акции, не помню. Во всех показаниях Дедка не оговаривал.

13.00
Оглашение протокола допроса Конофальского от ноября 2010 г.
С акции нас подвозил парень по имени Антон. Дедок еще ранее говорил, что подвозить нас будет Антон. Дедок давал указания Францкевичу позвонить по поводу машины.

13.10
Оглашают показания Конофальского от 16 сентября.
Без ведома Дедка никто ничего не делал у Генштаба. Вывод о том, что Дедок знал о шашке, я сделал сам. Сегодня я лучше помню, потому что у меня было время на размышления. Давление во время следствия на меня не оказывалось. Команды о начале акции у Дома Профсоюзов никто не отдавал. Дедок ранее говорил: “когда будете готовы, можете начинать”, на первой ставке все не рассказал, так как был напуган.
Кто участвовал в акции, я не видел. Видел только после акции рядом с метро, как выглядел Францкевич, он был в красной клетчатой рубашке. У Генштаба на фото человека в красной рубашке нет. Роста своего не знаю. Акдиф (второй ключевой свидетель обвинения) участвовал в акции у Дома Профсоюзов, выражал желание участвовать у Шангрилы. С Акдифом нахожусь в хороших отношениях. Свидетелем акции у Шангрилы и у Российского посольства я не был.

13.15
Олиневич допрашивает Конофальского
По вашим показаниям, у вас нет сведений о создании Олиневичем группы. А сейчас вы говорите, что он создал группу.

Ответ Конофальского:
Ну это были мои заключения. О Олиневиче и группе знаю из слухов. О том, что Дедок пользовался ником Микола, знаю из личного общения.

13.30
Адвокат Дедка:
а остальные показания где давали?

Конофальский:
В Губопе. Боялся, потому что задерживали. В милиции был два раза , в КГБ один раз.

Адвокат Дедка:
Но вас ведь не задерживали.

Конофальский:
Ну, у меня прежде не было такого опыта общения.

13.35
Свидетель – работник опорного пункта Солигорска.
Когда зашел в опорный пункт, увидел задымленость. Увидел в кабинете штору, разбитые стекла. Рядом с окном стоял деревянный стол, на котором были следы опала. На работе в это время никого, кроме меня не было. На следующий день днем никто в этот день не работал. В комнате заменили стекло, покрасили раму. Неудобство было в том, что надо было вести прием в опорном пункте на следующий день. Весь день опорный пункт не работал, мы работали в РУВД.

13.40
Свидетель – Гайлямо Марат из Солигорска.
Я знаю Силивончика. Об участии Силивончика в акциях мне неизвестно, знаю только о его левых взглядах. Он общался по моему телефону с Дубовским.

13.45
Свидетель – Малашков, студент из Солигорска, понятой по следственному действию. Присутствовал статистом во время опознания Силивоньчика.

Свидетель – Гринкевич, студент из Солигорска, понятой во время следтвенного действия при опознании Силивончика. Точно не помнит, в каком следственном действии принимал участие, зачитывают его показания.

Свидетель – Мурашко, студент из Солигорска, статист при опознании кого именно из подследственных, присутствующих в зале не опознает. Зачитывают протокол опознания.

Свидетель – Калацей, студент из Солигорска, понятой во время следтвенного действия при опознании Францкевича. Оглашают его показания.

13.45
Свидетель – Шашко, опер Солигорского РУВД.
В марте 2010 г исследовал интернет, нашел ролик на сайте автонома о нападении. Через некоторое время поступили данные о причастности лиц неформальной ориентации к преступлению.

Свидетель Антоненко, системный администратор УП “надежные системы”.
Поступила заявка в мае 2010 о взломе сайта novopolotsk.by. Я восстановил сайт из бэкапа. Потом его вновь взломали. Я сменил все пароли, но в третий раз взломали сайт. Тогда мы отключили сайт на пару дней и поменяли сервер. Ко мне обратились, потому что я системный администратор. В последтвии я не принимал участие в установлении подробностей взлома. Мне трудно сказать была ли повреждена информация на сайте.

Свидетель Гринев, охранник в ЦИП.
Я был на посту, попросили посмотреть, что горит. Было два очага: горели дерево и асфальт. Дверь в ЦИПе повреждена, но ее заменили через месяц.

Свидетель – дежурный в ЦИП.
Работа была нарушена, но ничего особенного не было. Что происходило во время акции я не видел.

Перерыв до 14:20.

Во время суда пытаются глушить мобильную связь, т.к. связь часто прерывается.

15:30
Cвидетель Сержантов – служба безопасности ООО Атенаис по делу о нападении на казино Шангрила.

Ближе к утру, через стекло заметил человека в медицинской маске, вязанной шапочке. Что-то разбилоь, я сначала думал, что граната, выбежал из здания, но догнать никого не смог. За углом увидел фальшфайера, которые лежали на брусчатке. Забрасывали казино лампочками с краской, которая смылась водой. Во время акции видел только одного человека. Акция повлияла на работу заведения: было очень грязно, краска попала на вывеску, на входную дверь, на входе на ступеньках в круске все вымазали обувь. Возмущения от посетителей непонятно было или нет. Один факел пытались забросить на металическую крышу. Если бы попало на козырек, то могло бы быть возгорание – там проводка. Изначально я возраст человека, которого видел не давал, а предположил, что молодой человек 16-18 лет, так как хорошая сноровка.

Вопрос адвоката:
Была ли нарушена работа казино?

Ответ Сержантова:
работа казино нарушена не была. Урон был – сняли вывеску из-за краски. Ущерб и повреждение имущества от огня мне неизвестно.

14.45
Свидетель Дубовик – администратор сайта Горисполкома Новополоцка.
Права администратора сайта принадлежат тольо мне. Было несколько взломов сайта. Первого мая позвонили и вызвали на рабочее место. Увидел, что сайт взломан: был размещено видеообращение анархистов. После этого сайт восстановили, сменили пароли, но сайт был опять взломан, мы его опять попытались восстановить, но его опять взломали. Тогда мы решили сайт отключить. Сайт посещали около тысячи пользователей в день. Картинку взлома сайта увидели немногие, так как был выходной день. Вредоносные программы попали на сервер в феврале месяце по нашим исследованиям, тогда же, в феврале сообщили о том, что один из материалов на сайте не тот, который должен быть. Мы сообщили об этом в милицию, но данному факту не придали значения. Мы восстановили все, сменили пароли и все. На сервере был только один постороний файл. Новополоцкий сайт – открытый и вся информация открыта. Как вредоносный файл попал на сервер сказать не могу. База сайта осталась неповрежденной. Раз в месяц я сканировал серверную часть сайта на наличие вредоносных программ ирезервая копия сайта была сохранена. Как база данных выглядит я не знаю, на база была полностью уничтожена.
По показаниям, данным Дубовиком в мае 2010 г. существенного ущерба сайту не было нанесено.

15.00
Свидетель Корней Д.П., директор ОДО Коллуэйт. (Работодатель Францкевича)
в обязанности Францкевича входило программирование приложений для продукции Apple. Ему в пользование выдавался макбук. О наличии у него другого компьютера мне неизвестно. Справлялся с обязанностями хорошо, дисциплину не нарушал, отношения поддерживал с коллективом.За Александром на данный момент сохраняется рабочее место. Веб-программированием не занимался. Александр – хороший работник, с которым было приятно работать.

15.10
Свидетель Новиков, архитектор.
Знаю Дедка несколько лет, знаю Олиневича несколько лет, Францкевича знаю меньше года. Как познакомились, затрудняюсь ответить. Не могу ответить, кто звонил в апреле, но помню что в конце апреля – начале мая забирал несколько наглядно знакомых мне людей. Меня попросили просто подождать двух людей. Не расспрашивал точно кто и зачем, так как среди моих знакомых мало людей с машинами, то, поэтому я постоянно помогаю знакомым. По телефонному разговору Францкевича не узнал бы. Телефона Францкевича в памяти телефона не было. Я занимаюсь постановкой звуковой аппаратуры, поэтому у меня много знакомых. Двоих людей подвозил в район ст.м. Октябрьская. Проводилось опознание этих людей и я их узнал, однако на сегодняшний день я сомневаюсь в своих показаниях, так как со стороны сотрудников милиции оказывалось психологическое давление: неоднократно сотрудники Губопа угрожали проблемами на работе у родителей, у девушки. После того, как я отказался давать показания против Дедка и Францкевича, следователь отправил меня на 3 суток на ИВС для освежения памяти. Имена сотрудников Губоп не помню. Считаю, что мои права были нарушены действиями сотрудников Губоп. В прокуратуру не обращался, так как не верю, что возможно чего-либо добиться.

Выступление прокурора
Сегодня упоминанием данных фактов и тем, что не верите в правоохранительную систему, вы ставите под вопрос все собранные следствием доказательства.

15.30
Свидетель Самойлов, атташе посольства Российской Федерации.
Помню, что нападение на Российское посольство было 30 августа 2010 г в районе 10 часов вечера. В это время я мыл машину на территории Российского посольтва и услышал крик от охранника. Я вышел из гаража и увидел дым, было несколько очагов возгорания. На момент происшествия на территории посольства находился я и охранник Григин.

15.40
Свидетель Григин, сотрудник посольства РФ.
На момент нападения на посольство я работал в посольстве и увидел горящую машину. Видео нападения на посольство я не просматривал.

15.50 Свидетелей на сегодня больше нет.

15.55
Зачитывают показания Дедка еще в качестве подозреваемого от 15 сентября 2010 г: где находился 19 сентября 2009 г не помню по прошествии времени. В показаниях от 1 октября 2010 г также не помнит где был. Дедок уточняет, что не хотел упоминать о том, что был на дне рождения матери, так как не хотел привлекать мать к уголовному делу.

Прокурор распрашивает Олиневича по поводу его сестры: прокурор отмечает, что пакет найденный около Российского посольства имеет надпись “Женева”. Распрос связан с тем, что сестра Олиневича проживает в Швейцарии. По поводу обнаружения пакета – данный факт со слов покурора.

16.00
Выступает истец от Беларусьбанка.
Повреждения не помешали работе филиала отделения банка. Работы по восстановлению начались только спустя несколько дней. Повреждена коробка двери, повреждены стекла рядом с дверью, рядом с дверью и окнами были следы закопчения. Я требую взыскать ущерб с Веткина и Олиневича в связи с их преступными действиями. Работа отделения банка не была парализована.

Судья спрашивает о том, возможно ли прекратить судебное следствие, опустив вызовы всех оставшихся свидетелей. Возражения со стороны защитника Олиневича. Защитник настаивает на вызове трех других свидетелей.

16.05 Перерыв до завтра 10:00.

Суд по делу «белорусских анархистов». День третий

Судебное заседание 20 мая было коротким, поскольку большинство свидетелей в суд не явились.

Первым в качестве свидетеля сегодня выступал Сергей Москаленко, бывший охранник УП “Дом профсоюзов”. Он слышал, как разбивали стекло и видел, как забрасывали фаер. Он утверждает, что от фаера мог случиться пожар. Тем не менее, реального ущерба фаер не нанёс – лишь небольшой след на деревянной обшивке батарей отопления. Сумма ущерба —
исключительно замена стекла и уплотнителя (стекло было повреждено тротуарной плиткой). Работа учреждения не была дезорганизована – все сотрудники и посетители могли беспрепятственно пройти. Что существенно, Москаленко ничего не предпринимал для избежания пожара, фаер прогорел целиком и потух сам. Соответственно, его спекуляции о возможности пожара беспочвенны.

Вторым свидетелем выступал Анатолий Ласточкин из Солигорска. Ласточкин заявил: “В сентябре 2010 Силивончик рассказал мне, что дал признательные показания, а также показания на Дубовского и какого-то парня, приезжавшего из Минска снимать акцию”. Ласточкин утверждает, что всю информацию по существу дела получил либо от следствия, либо от Силивончика после его задержания, либо из интернета.

Эксперт компьютерно-технических экспертиз из специализированного центра МВД сухо изложил результаты экспертизы жёсткого диска, принадлежавшего, по версии обвинения, Францкевичу. Компьютерных экспертиз было много, он рассказывал только об одной конкретной, проведённой им лично. Выходит, что самые важные вопросы перед экспертизой не ставились. Например, не ставилась задача выяснить, к какому компьютеру подключался выносной жёсткий диск (в результате принадлежность жёсткого диска Францкевичу не доказана). Экспертиза показала, что на этом диске редактировались файлы, скачанные с сайта Новополоцкого горисполкома, но неизвестно, как именно они редактировались, какое содержание в них привносилось или из них удалялось. Также неизвестно время (не только месяц, но и год!), когда “вредоносные” файлы были размещены на сайте Новополоцкого горисполкома. Наконец, эти файлы должны были быть распознаны антивирусом. Администратор сайта Новополоцкого горисполкома попросту не обновлял антивирус вовремя или вообще им не пользовался. IP-адрес, с которого осуществлялся несанкционированный доступ к сайту, невозможно установить.

На жёстком диске были установлены анонимайзер и сканер безопасности сайтов, которые сами по себе не являются ни “вредоносными”, ни нелегальными. С жёсткого диска осуществлялось сканирование сайта Новополоцкого горисполкома на наличие “слабых мест”. В завершение долгих расспросов адвокат Францкевича поинтересовался, запрещено ли законом сканирование сайтов. На этот вопрос поступил протест обвинителя, и он был снят судьёй. Францкевич никак не смог откомментировать слова эксперта, сославшись на свою некомпетентность в данной области. На данный момент обвинение Францкевича в компьютерном саботаже выглядит, мягко говоря, недоказанным.

Все дни судебного процесса сопровождаются чрезвычайными мерами безопасности. В здании суда и возле него присутствуют несколько десятков сотрудников ПМСН (полк милиции специального назначения, бывший ОМОН), ГУБОП (в том числе Литвинский, который оказывал незаконное давление на свидетелей) и, вероятно, КГБ. Большинство сотрудников спецподразделений – в штатском. Чтобы попасть в зал суда, нужно дважды пройти досмотр с применением металлоискателей и паспортный контроль. Ведётся видеосъёмка несколькими полицейскими камерами. В самом зале суда сидят в качестве зрителей несколько “штатских”(лица некоторых из них успели примелькаться по незаконным задержаниям общественных активистов в Минске). Один из них печатает что-то на нетбуке, из которого торчит 3G-модем, и периодически разговаривает с кем-то по телефону (во время судебного заседания, шёпотом).

20 мая. Третий день суда по делу «белорусских анархистов»

В суде Заводского р-на г. Минска судья Хвойницкая Ж.А. продолжает рассмотрение уголовного дела в отношении белорусских анархистов – Игоря Олиневича, Николая Дедка, Александра Францкевича, Максима Веткина и Евгения Силивончика. Молодых людей обвиняют в совершении ряда политических акций, в частности, в нападении на посольство РФ в Минске в августе 2010 года. Им предъявлены обвинения по статьям «злостное хулиганство» (ч.2 ст.339 УК РБ), «умышленное уничтожение либо повреждение имущества» (ч.2 и 3 ст.218 УК РБ). Францкевичу еще предъявлены обвинения за «компьютерный саботаж» (ч2 ст. 349, ч.2 ст. 351, ст. 354 УК РБ).
Дедок, Олиневич, Францкевич не согласны с предъявленными обвинениями и не признают свою вину. Веткин и Силивончик признают себя виновными частично и дают показания против других обвиняемых.


Подробности 1-го судебного заседания, 2-го судебного заседания


10.00
Начался третий день судебного заседания.
Зачитывают ходатайство от Беларусьбанка о привлечении в качестве соответчика Веткина.

10.20
Свидетель – охранник ФПБ
Я видел как 2 силуэта забросили факел в здание, стекло разбили кусками тротуарной плитки. Работа здания нарушена не была. На раме одного из окон здания профсоюзов остался след от дымовой шашки.От факела не осталось никаких следов. Я считаю, что чистая случайность, что ничего не загорелось, я из жизненого опыта могу сказать, что если бы не я, то было бы возграние… Уничтожение стекол в доме профсоюзов – общеопасное действие.

10.30
Свидетель Ласточкин
Я приятель Силивончика, знаю Дубовского. Узнал о том, что Силивончик учавствовал в акции у отдела милиции в Солигорске после того, как Силивончика задержала милиция.
Об участии Дубовского в акции в Солигорске узнал из интернета, увидел там видео. Сложилось впечатление, что участники акции делают все согласованно.
Оглашают протокол допроса Ласточкина: Силивончик рассказал мне об участии Дубовского в акции. Мне известно, что Дубовский является приверженцем антифашистких идей и не находится в Республике Беларусь.

На данный момент в суд явились только два свидетеля.

Перерыв до 12.00, до приезда компьютерного эксперта.

13.00
В зале эксперт компьютерно-технических экспертиз.
На жестком диске не найдено вредоносных программ, однако на жестком диске есть информация о ссылках на сайт Новополоцкой администрации. Вредоносный код находился уже на сервере Новополоцкого сайта, когда он туда попал мне неизвестно. Также на жестком диске найдена программа для сканирования веб-ресурса. В базе данных этой программы есть информация о сканировании портов сервера, на котором располагался вебсайт Новополоцкой администрации. Программу для сканирования портов можно использовать как для анализа локальной системы, так и для анализа портов удаленной системы. Для взлома сайта необходимы специальные технические знания, но их легко найти в сети интернет. Экспертиза найденных на жестком диске скриптов проводилась не присутствующим экспертом. Жестким диском, на котором нашли вышеуказанные файлы мог пользоваться любой. Также на жестком диске найдены анонимайзеры. При желании возможно найти устройства к которому подключался жесткий диск. Использование жесткого диска для формирования перечисленных улик возможно производиось при использовании логина “гость”.

14.10
Судья объявляет, что всех неявившихся свидетелей приведут в суд принудительно.

Судом объявлен перерыв до 10.00 понедельника 23 мая.

«Дело белорусских анархистов». День второй. Выступление свидетелей и результаты экспертиз

Статья Ольги Мирясовой в Новой Газете

Минск. «Дело белорусских анархистов». Замначальника Генштаба Беларуси не признал, что обвиняемые парализовали работу ведомства с помощью дымовой шашки

Сегодня в Заводском суде Минска продолжились заседания по «делу белорусских анархистов». В судебном заседании были заслушаны показания свидетелей и представителей потерпевших организаций. Большинство выступлений касалось эпизода с шествием около Генерального штаба вооруженных сил Беларуси 19 сентября 2009 года, квалифицированного следствием как «злостное хулиганство в группе лиц».

Владимир Ермаков, заместитель начальника Генштаба, сообщил, что в этот день дежурный сообщил ему о дымовой шашке на территории штаба, после чего караул был поднят в ружье, усилена охрана. «Работа дезорганизована не была, работали в обычном режиме», – заявил Ермаков суду. По версии следствия шествие из 30 человек и дымовая шашка «нарушили работу Генштаба».

Свидетели из числа участников несогласованного шествия около Генштаба Алексей Жингеровский, Ксения Ковко, Игорь Богачек, Александр Бугаев, Сергей Слюсарь рассказали суду, что проведением акции протеста никто не руководил – самоорганизация один из принципов анархистов. Частично шествие проходило по проезжей части, но помех движению не было, так как машин на улице в выходной день было очень мало.

Все молодые люди заявили о давлении, которое на них оказывали сотрудники КГБ во время допросов. «Из меня пытались выбить показания против Дедка, но я говорил правду. Никуда по этому поводу не обращался, так как у нас нет механизма защиты от сотрудников милиции, – заявил в суде Игорь Богачек. – Целью акции было выразить протест против учений, а не блокирование дороги или дезорганизация работы Генштаба. Я считаю, что согласно Конституции у меня есть право выражать свой протест».

Свидетель Александр Бугаев рассказал суду, что был задержан и доставлен в Ленинское РУВД Минска 7 сентября 2010 года. «Меня заставляли признаться в поджогах. Сотрудник ГУБОП Литвинский ударил меня по лицу и дубинкой в колено, заставляя признаться и опознать в Олиневиче того, кто кидал дымовую шашку. Потом меня доставили в ИВС на Окрестина, где я провел девять суток».

Во второй половине дня суд ознакомился с результатами экспертиз и осмотров мест происшествий. По результатам экспертизы следы рук на дымовой шашке не обнаружены, а сама шашка не относится к взрывным устройствам. В ходе осмотра места происшествия в Солигорске следов возгорания и повреждения рамы опорного пункта милиции найдено не было, только разбитое стекло. При осмотре здания Федерации профсоюзов Беларуси следов возгорания также не обнаружено. У здания Беларусбанка была деформирована вывеска и стекло входной двери. Напомним, что по шести из восьми эпизодов следствие посчитало нужным вменить в вину анархистам умышленное уничтожение имущества. Несмотря на то, что в большинстве случаев ущерб был символическим.

Множество сомнений было высказано по поводу причастности Александра Францкевича к взлому сайта Новополоцкого горисполкома. По всей видимости, сотрудники администрации не придали атаке особенного значения, так как даже не потрудились оперативно выяснить, с какого IP производился взлом. Теперь это установить уже не представляется возможным. Экспертизы не подтверждают наличие на компьютере Францкевича кода для взлома сайтов.

Затем в суде прослушали аудиозаписи из камеры СИЗО, в которой сидел анархист Николай Дедок. Обвинение уверено, что из разговоров Дедка в камере следует его участие в акции у посольства РФ в Минске (против репрессий по «Химкинскому делу»). Дедок утверждает, что всю информацию знал из СМИ.

Видеозапись шествия анархистов у Генштаба посмотреть не удалось: диск был пробит дыроколом, когда сшивалось дело, и теперь не читается. Следующее заседание – завтра, 20 мая.

19 мая. Второй день суда по делу «беларуских анархистов»

Сегодня в суде Заводского р-на г. Минска судья Хвойницкая Ж.А. продолжает рассмотрение уголовного дела в отношении белорусских анархистов – Игоря Олиневича, Николая Дедка, Александра Францкевича, Максима Веткина и Евгения Силивончика. Молодых людей обвиняют в совершении ряда политических акций, в частности, в нападении на посольство РФ в Минске в августе 2010 года. Им предъявлены обвинения по статьям «злостное хулиганство» (ч.2 ст.339 УК РБ), «умышленное уничтожение либо повреждение имущества» (ч.2 и 3 ст.218 УК РБ). Францкевичу еще предъявлены обвинения за «компьютерный саботаж» (ч2 ст. 349, ч.2 ст. 351, ст. 354 УК РБ).
Дедок, Олиневич, Францкевич не согласны с предъявленными обвинениями и не признают свою вину. Веткин и Силивончик признают себя виновными частично и дают показания против других обвиняемых.


10.00
Начался второй день судебного заседания. Продолжаются прения сторон. Выступает прокурор Артур Мирошник.

10.10
Выступает представитель страховой компании посольства России: мы выплатили 17 тыс.дол. за поврежденный автомобиль Мазда. Просим взыскать с тех, кто будет признан виновными, сумму по курсу НБРБ.

10.15
Свидетель Олиневич Владимир Алексеевич (отец Игоря) отказывается от дачи показаний против близкого родственника.

10.20
Выступает свидетель полковник Ермаков Владимир – замначальника Генштаба:
В тот день дежурный доложил о дымовой шашке. Караул был поднят в ружье. За забор возможность видеонаблюдения не выходит. На видеозаписи видно, что люди идут по тротуару, движение не было блокировано и кто-то бросает дымовую шашку. Дымовая шашка применяется для наступления или при отходе. Если она просрочена, то, в редких случаях может вызвать возгорание. Работа Генштаба дезорганизована не была, все работали в обычном режиме. Видеозапись сотрудниками милиции не изымалась.

10.25
Выступает свидетель Жингеровский Алексей – студент 3го курса БГУиР
Знаю Дедка и Францкевича – мы приятели. Я участвовал в акции 19 сентября у Генштаба. В колонне я не шел и что в ней происходило – я не видел, т.к. пытался сделать граффити, но сломался баллон и это не получилось. Сообщение об акции увидел на форуме, лично никто не приглашал, в моем присутствии маски никто не раздавал. координаторов не было. т.к. все решения принимались сообща. От Дедка и Францкевича не слышал и не знал, что они могут являться администраторами сайта Белавтоном. О взломе сайта новополоцкого райисполкома Францкевич ничего не говорил. Об атаке на пункт милиции в Солигорске узнал из СМИ. Кто снимал эту акцию и нападение на ФПБ мне неизвестно. О других акциях сведения от сотрудников милиц и из СМИ. С Дедком и Францкевичем вместе снимали жилье, все пользовались личными компьютерами. Не причисляю себя, Дедка или Францкевича к каким-либо движениям. Литература анархистского толка свидельствует об интересе к идеям, но не участию.

Предыдущие показания, что Дедок печатал листовки у себя, что он и Францкевич – администраторы сайта РД, что Дедок – член РД, что Францкевич взломал сайт Новополоцкого горисполкома, а Дедок организовал и пригласил меня на акцию у Генштаба, что акцию у Посольства РФ совершил Олиневич я не давал. Эти показания я подписал под принуждение КГБ. Мне не назвали мой статус, защитника не предоставили. Гбшники зачитали мне мои показания. давили, чтобы я дал показания против других, угрожали подставить меня как организатора этих акций, обещали проблемы в университете. Я сломался и подписал, что они просили.

Прокурор задает вопрос:
Кто те люди, которые заставили вас подписать эти показания?

Жингеровский:
Люди в штатском назывались сотрудниками КГБ, но никаких документов не предъявляли. Меня допрашивали 3 раза. Этих показаний я не давал, спустя 9 дней пребывания в ИВС, меня привезли в КГБ, угрожали, я был без адвоката и заставили подписать эти показания. Протокол КГБшники передали следователю и я его подписал. Под угрозами 17 сентября я оговорил Францкевича, Дедка, Олиневича.
Жалобы я боялся писать.

Прокурор настаивает на ознакомлении с показаниями. данными на предварительном следствии.
Получается, что 5 страниц показаний Жингеровский дал за 1 час. С Дедком он познакомился в феврале 2010г, а показания на Дедка на сентябрь 2009 г. В протоколе очной ставки от 26 октября 2010г Жингеровского и Дедка показания совпадают с показаниями сегодняшнего суда.

11.45
Показания свидетеля Дмитрия Почобыта – помощника дежурного по Генштабу:
Я находился на службе 19 сентября, увидел толпу человек 30 на расстоянии 30 м. Двигались частично по тротуару, частично по проезжей части. Это был выходной день никто не пострадал. Лиц не разглядел. Около Генштаба один отделился от толпы и бросил шашку, а двое повесили баннер на забор. Срывов не было – мы выполняли свою работу.

11.55
Свидетель Ковко Ксения:

Францкевича знаю около 2-х лет. Дедка несколько раз видела на концертах. Других не знаю.
Я была на акции около Генштаба. Об акции узнала из интернет. Координатора акции не было, решали коллективно. Я подошла к Жингеровскому – мы хотели делать граффити, но у нас сломался баллончик и ничего не получилось.

Прокурор зачитывает ранее данные показания. Все совпадает, кроме уточнений в протоколе, что банку с краской ей передал Дедок. Ксения объясняет, что после 8 часов допроса в КГБ, на котором ей угрожали проблемами с ее мамой, она подписала этот протокол. В день очной ставки с Дедком ее забрали с учебы, по протоколу получается, что за час до очной ставки у нее был допрос в РУВД. Во время очной ставки она указала, что на нее оказывается давление, ее заставили подписать протокол. Она подтвердила, что Николая Дедка она на акции не видела и инструктаж он не проводил.

12.25
Свидетель Игорь Богачек
Знаком со всеми обвиняемыми, кроме Силивончика. С ними у меня приятельские отношения.
Я был на акции у Генштаба. Дедка, Конофальского и Акдифа на акции не видел, также не видел, чтобы кто-то раздавал маски, лиц в масках не помню. Координатора не было. Были лозунги против военных учений, на которые идут наши деньги. Кто бросал дымовую шашку не знаю. Целью акции было выразить протест против учений, а не блокирование дороги или дезорганизация работы Генштаба. Я считаю, что согласно Конституции у меня есть право выражать свой протест.
На меня давили во время следствия: вызывали родителей и допрашивали вместе со мной. Помню, что Литвинский из ГУБОП (на 3м этаже кабинет первый направо) пытался выбить показания против Дедка, угрожал изнасилованием, но я говорил правду. Я никуда не обращался, так как у нас в стране отсутствует механизм защиты от сотрудников милиции.

12.45
Свидетель Александр Бугаев
Визуально знаю всех, на момент акции был знаком с Дедком. Об акции узнал из электронного письма, в котором была также просьба взять с собой что-то для прикрытия лица. Знакомых на месте не было. Координатора не было. Людей в шапках с прорезями для глаз не видел. Частично шли по проезжей части, выкрикивали антимилитаристские лозунги: “Деньги на людей, а не на оружие”. Кто кидал дымовую шашку не знаю.
7 сентября меня задержали и привезли в Ленинское РУВД, заставляли признаться в поджогах, Литвинский избил меня, заставляя признаться и опознать в Олиневиче того человека, кто кидал дымовую шашку. Потом меня доставили в ИВС Окрестина, где я провел 9 суток.

Перерыв в суде до 14.30

14.30
Свидетель Сергей Слюсарь
Знаю всех обвиняемых. Об акции у Генштаба узнал из электронного письма. Пришел к Генштабу. Координаторов не было. Я был в маске, что принес с собой. Мы шли по тротуару. Этой акцией выражалась моя личная позиция против милитаризма и несправедливого распределения государственного бюджета.
Жил вместе с Дедком и францкевичем в мае 2010г. Не могу оценить компьютерные навыки Францкевича, т.к. сам слабо в этом разбираюсь.
Во время следствия на меня оказывалось давление со стороны сотрудников КГБ: угрожали проблемами на работе у родителей, принуждали давать показания против Дедка. Я отказался.

14.50
Суд переходит к ознакомлению с материалами дела.

акция у Генштаба
По результатам экспертизы следы рук на дымовой шашке не обнаружены. По заключению экспертов: шашка к взрывным устройствам не относится. На полотне баннера обнаружены клетки эпителия, хозяина установить не представилось возможным. На фото с акции видно, что ездят машины, а участники занимают одну из полос дороги.

Милиция в Солигорске:
В результате осмотра места происшествия в Солигорске следов возгорания и повреждения рамы не обнаружено, только разбитое стекло. Следов рук и эпителия на файере в Солигорске не обнаружено. По заключению экспертов: файер развивает температуру, достаточную для воспламенения горючих жидкостей. На самом файере следов таких жидкостей не обнаружено. В результате распечатки телефонных переговоров телефонного номера Францкевича, установлено, что 9 марта 2010г. он был в Солигорске.

осмотр ФПБ
В результате осмотра места происшествия изъяты фрагменты плитки. Следов возгорания не обнаружено.

осмотр Беларусбанка
В результате осмотра места происшествия выявлена деформация вывески и стекла рамы входной двери. Мусорка и банкомат не пострадали.

По результатам экспертизы ресурсы mikola-a в lj и сайт рд наполнял, по всей вероятности, Логвинович Николай. По результатам экспертизы файлы, найденные на жестком диске Францкевича не содержат кода для взлома сайтов. Найдены файлы с путем новополоцк by, программы для обеспечения анонимности в сети. Многие файлы не могут быть открыты, некоторые не подлежат восстановлению. Установить ip адрес с какого был произведен взлом не представляется возможным, т.к. до 1 июня 2010 г. такая информация не сохранилась. В протоколе изъятия по месту жительства Францкевича нет системного блока #7, а в протоколе осмотра экспертом он появился.

15.20
Подается ходатайство о вызове эксперта.

15.25 Продолжается ознакомление с материалами дела.

Осмотр места происшествия у посольства РФ
На месте происшествия обнаружена бутылка на расстоянии 2 м от забора. Стекло машины отсутствует. Обшивка обуглена. Глубина прожога 30 см, диаметр 40 см.
Следы около посольства идентифицировать не представилось возможным.

Биологические следы, найденные около Генштаба не принадлежат Дедку, Богачеку, Жингеровскому или Слюсару. На окурке у ИВС Окрестина найден генотип биологических следов, который может принадлежать генетическому сыну В.А.Олиневича. На окурках около посольства РФ генотип не принадлежит Оленевичу.

Файлов, указывающих на причастность к администрированию сайта РД ни на одном компьютере не обнаружено.

Дедка перезадерживали 7 раз с 3 по 24 сентября. Протокол задержания с 12 по 15 сентября в деле отсутствует.

16.30
Характеристики обвиняемых
К делу приложены позитивные характеристики на обвиняемых Николая Дедка и Францкевича Александра. На учетах не состояли, к ответственности не привлекались. Спиртным не злоупотребляют. Положитиленые отзывы из СИЗО. Положительные характеристики с места работы. За Францкевичем сохранено место работы.

16.40 Перерыв на 30 мин.

17.20
Начался просмотр видеозаписей происшествий.
Почему-то показывают дневную видеосъемку около посольства.Диск в видео у Генштаба пробит к делу дыроколом, поэтому не читается
Смотрят видеообращение анархистов.

17.50
Начинается прослушивание аудиозаписи прослушки в камере Дедка. Прослушка была санкционирована на 60 дней в СИЗО на Володарке, также был подсадной – подполковник Демьянов из ГУБОПа. Суд считает, что на основании прослушки можно предположить, что Дедок участвовал в акции. Дедок парирует, что всю информацию об акции знал из СМИ.

Суд продолжится завтра в 10.00